Андрей Устинов выступил на конференции «Музыкальная журналистика в информационном веке» в Московской консерватории

Андрей Устинов выступил на конференции «Музыкальная журналистика в информационном веке» в Московской консерватории
Андрей Устинов. Фото Михаил Сазонов

Главный редактор газеты «Музыкальное обозрение» Андрей Устинов выступил на международной научно-публицистической конференции «Музыкальная журналистика в информационном веке» в Московской консерватории. Конференция проходила 15-16 октября в Конференц-зале вуза. Она проведена в честь юбилеев газет Московской консерватории «Российский музыкант» (ей исполнилось 80 лет) и «Трибуна молодого журналиста» (отметила 20-летие).

Открыл конференцию ректор МГК им. Чайковского Александр Соколов. В конференции приняли участие представители Московской, Казанской, Ростовской, Нижегородской консерваторий, Тюменского института искусств, а также Латвии и Белоруссии.

Выступление Андрея Устинова: 

«Добрый день уважаемые дамы и господа, друзья и коллеги!

В таких компактных форматах (всего 15 минут) я, как правило, не выступаю, отказываюсь. Но в год 30-летия проекта «Музыкальное обозрение», в дни 30-летия, мне показалось уместным такое выступление в главном музыкальном вузе страны.

Есть еще одно обстоятельство: это первое за 30 лет представление газеты «Музыкальное обозрение» в Московской консерватории. Уникальный опыт и уникальный проект не был представлен в этих стенах. Правда, когда-то бабушки в гардеробе исправно предлагали профессорам и студентам «Музыкальное обозрение» по льготной цене. Сейчас вот предлагаю я, в подарок (я вам дарю 10 комплектов газеты за 2019 год).

Буду неточен, если не скажу, что у нас даже подписан договор о сотрудничестве с Московской Консерваторией. Но его воздействие стороны на себе, думаю, не ощущают.

Однако, есть еще другие, более приятные и важные эпизоды.

В 1999 году ректор Михаил Овчинников любезно предоставил нам Большой зал консерватории — для концерта, посвященного 10-летию газеты. Помню, что на этом концерте было последнее публичное выступление в партии графини из «Пиковой дамы» Ирины Константиновны Архиповой, которая к нам нежно относилась.

В 2004 году, в первый год своей службы в качестве министра культуры России, Александр Соколов, ценя тогда и газету, и Петра Меркурьева, поспособствовал тому, что канал «Культура» показал на всю страну наш юбилейный концерт, но тот концерт был уже из Зала имени Чайковского Московской филармонии.

И вся страна тогда услышала наш уникальный проект: коллективное сочинение, написанное 10 современными композиторами — «Концерт для оркестра 10 взглядов на 10 заповедей». Громкий проект, о которым помнят и поныне.

Но на воспоминания сегодня нет времени.

Наш тридцатилетний путь

И все же… Те, кто прожил больше 50 лет, испытали на себе несколько революций — идеологическую, географическую, информационную, экономическую, цифровую, политическую. И теперь, возможно, нам придется все пройти сначала.

Но вот вопрос: с какой нравственной и гражданской позицией, пройдя эти революции, каждый из нас вошел в день сегодняшний? Какой коррозии подверглась личность, и что с ней стало?

Должен сказать, что за 30 лет у нас собрались большие — я их так называю — досье отношений с теми, с кем они реально осуществлялись и осуществляются.

На людей: артистов, чиновников, художников, музыкальных деятелей (от Губайдулиной, Шнитке, Ростороповича, Янсонса, Рыцаревой, Тарускина, Урина, Марченко, от Медведева, Путина, Швыдкого, Дементьевой, Толстого — до ректора, солиста, студента вуза или ученицы ДМШ). Тысячи людей.

Досье на организации (от аппарата Президента и Министерства культуры до оркестров, филармоний, департаментов, театров, издательств, вузов, студенческих обществ).

Досье на регионы — потому как за все эти годы, мы побывали не в качестве туристов, а с действенными проектами в более чем 40 городах, в основном столицах регионов России (от Калининграда до Магадана и Камчатки, от Ростова и Краснодара до Петрозаводска, Архангельска и Ханты-Мансийска).

Вместе с бумажной версией «МО» — а это около 500 номеров, 10 000 страниц формата А3, в книжном формате А5 — 40 000 страниц, 100 000 000 миллионов знаков с пробелами (это то, что прошло через меня), сегодня это 10 информационных каналов.

Проекты «МО»

Сегодня «МО» — это институциональное явление. Мы намеренно так строили свою стратегию, так шли и развивались, формулируя ее как Миссию.

Форматы деятельности и творческие проекты «МО» — это и лекции, и курс «Теория музыкальной журналистики», и стратегия информационной политики,

Это и Круглые столы, посвященные музыкальной журналистике, музыкальным конкурсам, работе пресс-служб, народным инструментам, оркестровому хозяйству, современной опере, музыке в малых городах.

Это Академия Арт-журналистики в Новосибирске и грантовый проект — Всероссийский научно-практический информационный форум «Современная музыкальная журналистика: образ музыкального пространства России XXI века» в 7 городах России.

Это первая в истории музыки — мне так кажется — конференция, посвященная музыкальному СМИ. Мы провели ее в Вологде в 2008 году, накануне 20-летия газеты.

Это — тоже впервые — концерты, как презентации книг, изданных нами – (книга Ирины Никольской от Витольде Лютославском, с которой мы 25 лет назад начали издание «Библиотеки МО», и книга профессора Московской консерватории Льва Наумова «Под знаком Нейгауза»). Мы начали также издание собственной Библиотеки «МО».

Первая в России (вернее, еще в СССР, это был 1991 год) публикация условий международного музыкального конкурса.

А потом структурирование конкурсов в формат Ассоциации музыкальных конкурсов. Проведение Конференций, Круглых столов, дискуссий, в том числе на телевидении, по проблемам конкурсного дела.

«МО» — это пресс-центры двух Конкурсов Чайковского (XI и XII) и первый сайт конкурса Чайковского. И издание книги о конкурсе Чайковского по материалам нашей газеты, как учебника конкурсного дела.

Уникальный проект, который мы ведем с 1994 года, уже 25 лет — «События персоны», по сути, Национальная премия в области академической музыки.

Современная музыка:

Уже 11 сезонов в Московской филармонии существует абонемент «Персона-композитор», как новый формат авторских вечеров. Включение сочинений современных авторов в другие абонементы, фестивали и концерты, проводимые под эгидой «МО» в Московской филармонии, Доме музыки, зале «Зарядье», в других городах России

Кураторство в создании новых композиторских проектов.

Заказы сочинений и включение идеи заказа в практику.

Все это мы активно предлагаем в разных форматах с 2004 года.

Важные проекты в оркестровом пространстве:

публикации первых материалов об оркестровом менеджменте,

об опыте европейских и американских оркестров,

издана книга «Репетиция оркестра. Не Феллини», как учебник оркестрового дела,

и наконец, более 15 лет мы проводим мониторинг репертуара симфонических и камерных оркестров России.

Огромный и сложный проект — «Оркестровая карта России».

Фестивали и концерты:

Мы инициируем в разные годы, от 40 до 100 концертов в год. 10-20 из них, собственно, полностью наши: от замысла программы, ее организации и проведения — до пострелиза.

По сути «МО» выступает как Концертное агентство, продюсерский отдел. Циклы абонементов, посвященных инструментам-аутсайдерам, войне, документальному кино, абонемент «www.Баян.ru», «Мир музыки Всеволода Мейерхольда».

Фестивали наши охватывали уже 50 городов, когда Гергиеву еще не снился такой всероссийский охват. Но это было по велению души участников.

Десятки фестивалей, которые мы сочинили, организовали и провели, уже являются основой еще одного учебника.

Выставки, перформансы, фотографии, коллажи, инсталляции, альбомы, видео-арт, видеоролики к проектам.

Мы учили и проектному мышлению, показывая на примерах своих проектов.

Это циклы абонементов, посвященных инструментам-аутсайдерам, войне, документальному кино, www.,баян.рц – мой любимый абонемент – а также фестивали, выставки, концерты. Наши фестивали охватывали более 50 российских городов — когда Гергиеву такой масштаб еще и не снился. Это было по велению души участников.

Мы — первые!

Многое из того, что мы делали, мы делали впервые в пространстве музыкальной России, как музыкальное СМИ.

Еще один принцип: как можно меньше повторяться или не повторяться вовсе.

Если нам не нравилось что и не нравилось как делают другие (фестивали, конкурсы, пресс-центры, выставки…) — мы делали это сами и старались сделать как образцовый продукт.

К первым, в итоге, относятся, как известно, плохо, так как те, кто копируют — а скопировать, как показывает практика, невозможно, — идут чужим путем, не могут в этом признаваться, но своих идей не имеют, потому и копируют…

Нам не у кого было учиться. Мы стали примером для многих, показали путь и сами прошли его, показали, что нашим путем идти можно!!!! И идут.

Но мы более чем уверены, и это подтверждает и реальность, и коллеги, что мы изменили пространство, своими действиями обозначали процессы,  показывали их содержание или бессодержательность, актуальность.

Стимулировали их рождение, расцвет, поддерживали кульминацию, ускорение и исчерпанность.

И пространство менялось. Мы наблюдали за ним и делали то, что может его поменять.

Куда мы идем? Что с нами будет?

Эти вопросы тревожат нас…

Есть такие мысли, что идем к полному ослаблению всей среды академической музыки в общественном сознании. Чем ниже Великаны, тем выше Карлики.

Когда царь Давид закончил Книгу Псалмов и похвастался этим, Лягушка сказала, что нечего этим гордиться. У нее, у лягушки, таких псалмов в тысячу раз больше чем у Царя.

Это закон Явления, находящегося на исходе. Возможно, это крах институциональных явлений. С другой стороны, только Институты (конечно, не образовательные) и способны создать крупное явление.

Очевидно, мир сегодня формируется из множества мелких, микроскопических явлений, которые могут донести информацию о себе в пространство, где их, может быть, кто-то и услышит.

Возможно, это время краха институтов СМИ, мест бытования критики и журналистики, аналитики и экспертизы. И все заглушает многоголосный хор оценок, мнений, представлений, в котором будут тонуть голоса ума. Информационная, идеологическая, цифровая и нравственная войны — если хотите, революции продолжаются…

Вчера в религиозном календаре был день Покрова Богородицы.

Думаю, все знают, но напомню, что на иконе, посвященной этой теме, под Богородицей, под ногами ее стоит юнец с бумажным свитком, похожим на современную газету.

Видимо иконописцы XIX века так себе представляли бумагу, на которой этот молодой человек записывал свои послания Богородице. Звали его Роман. Пел он в храме, как гласит предание VI века, очень плохо, мучился от этого и обращался к неземным силам помочь ему. Так усердно просил, что увидел, как явилась ему Богородица и приказала съесть эту бумагу-газету с посланиями и информацией, ей адресованными. Послушался ее Роман и – съел. И запел на следующий день, да так здорово запел, чисто и сладко, что получил прозвище Сладкопевец.

Запомним это действие.

Продолжил эту историю польский писатель Станислав Ежи Лец, сочинив следующий афоризм: «Окно в мир можно закрыть газетой».

Толкуйте это как хотите, но это то, что собственно, сейчас и происходит. Все что есть в нас: в желудке, в голове, и в окне, и в мире,.. Все тексты картинки и информация,.. Токи, потоки, эфиры, — все уже управляемая информация.

И мы сидим на этой игле.

Удастся ли сегодня личности создать целостную картину мира? Или это бесплодное, никчемное и не нужное занятие?

Можно жить в ленточном сознании быстро текущей жизни, где жизнь, ситуации, чувства, информации, явления длятся ровно столько, сколько ты его читаешь или в нем находишься.

Как это потом все работает в человеке?

Что может всех объединять, сохраняя личность и индивидуальность и дать естественное развитие общества и талантов в нем?

Мне кажется, что есть ответ, и я в нем тут же сомневаюсь.

Свобода как основа всего? Сила личности? Сила денег? Сила лжи? Власть? Сила сотворчества?

Цель и задача мышления бумажного проекта «Музыкальное обозрение» —все же создать целостную картину.

Но сейчас целостность свою мы строим из всех тех форматов и проектов, о которых я уже говорил. В сумме.

Пока нам удается сохранять себя цельными и не превратиться в ленточное существо.

Иногда в отчаянии, слабости одиночества, недооцененности и неадекватных откликов, приходит безвольный вопрос.

А зачем мы все это делаем 30 лет?

И первый ответ, который приходит (он не отвечает полностью на вопрос, но успокаивает) — для Истории. Как мы ее, Историю, понимаем?

Первое. История — это реальность, которая сегодня творится, и что-то из нее становится историей. И мы вписываем в нее людей, события и себя.

Второе. Мы отражаем Историю Музыки, как вида нашего искусства, от далекого прошлого до недавнего прошлого, про которое можно сказать: оно стало историей или останется в истории. Это наш проект «Памятные даты» и наши проекты с Чайковским, Шостаковичем, Рахманиновым и Вайнбергом.

Третье. Нам важна История близких нам людей. Создателей «МО», тех, кто внес вклад в ее жизнь и развитие. И здесь мы испытываем чувство благодарности и ощущаем деятельное пульсирование памяти.  Петр Меркурьев, Борис Диментман — наши основатели, друзья и единомышленники.

Сюда же входит история самого Проекта – «Музыкальное обозрение». И важно анализировать 1989 год, год появления.

Что там было? какие мы были? И что с нами стало? и что осталось?

Четвертое. Нам важна История нашего вида деятельности — музыкальной журналистики (очень болезненная тема и профессия, где каждый живет в неприязни, так как искусственно объединен, и никакого объединения быть не может, а несвобода корежит и людей процессы).

Отсюда наш Финдейзен, и наши публикации его дневников, и материалов его «Русской музыкальной газеты». И что важно для меня — это чувство родства с моим собратом по профессии — главный редактор-директор. Именно это — моя профессия уже 30 лет.

Пятое — история нашей позиции. Гражданской, творческой, человеческой. Честь и совесть. Честность и совестливость.

Странная штука История. На всех она по-разному действует. Многие сейчас считают, что История начинается с него и на нем закончится. Они рвут поток истории. Вот как ей, Истории, удается сшивать эти разрывы? Или не удается?

Есть расхожая мысль, что История ничему не учит.

Нет, я уверен, что учит: циников — быть циниками, воров — ворами, честных — честными, предателей — предателями, рабов — рабами. Талантливых учит таланту, благородных — благородству, добрых — добру, любящих — любви, свободных — свободе.

Год «МО и Вайнберга

Но я хочу рассказать вам о двух проектах, в которых весь наш опыт сконцентрирован. И все векторы нашей деятельности сошлись. Все позиции нашей Миссии проявляются.

У нас ничего не появлялось из ничего, каждый шаг был естественным результатом предыдущих, только из предыдущих рождались новые проекты и направления.

Так случилось и с Вайнбергом.

Вайнберг

5 лет назад, в 2014 году, как плод и результат наших 20-летних деловых контактов с Польшей — в-частности, и выпуска книги о Лютославском, — меня пригласили на премьеру оперы Вайнберга «Портрет» в Познань (постановка Дэвида Паунтни, первого постановщика оперы Вайнберга «Пассажирка» в Брегенце в 2010 году. После этой постановки в Европе и в мире, собственно, и началось повальное увлечение его музыкой.

Консультируя в те годы Екатеринбургский театр оперы и балета по разным вопросам, в одной из бесед с директором я озвучил идею поставить Пассажирку. Я провел мониторинг пожеланий других театров и стал куратором первой театральной постановки оперы «Пассажирка» в России.

Мы создали уникальную программу — тоже впервые в истории музыкального театра России — которую открыли за два года до премьеры. Создали сайт спектакля, на котором отражали все этапы его подготовки и все события, предшествовавшие премьере. Провели несколько презентаций и концертов из произведений Вайнберга, сделали проект международным, посетили Освенцим вместе с режиссером постановки, организовали информационную кампанию, включили в проект кинопоказы и пригласили драматический театр, который представил радиопьесу, записали встретились с автором текста Зофьей Посмыш, узницей Освенцима, и записали эту встречу на видео.

Одновременно процесс приближения к Вайнбергу начинался и в других театрах.

Мы смогли соединить эти процессы и в феврале 2017 года в Большом театре, в дни премьеры еще одной оперы Вайнберга — «Идиот» — организовать и провести международный Форум и конференцию, посвященную его творчеству. Нашли утраченное сочинение — Концертино для виолончели и камерного оркестра и организовали его премьеру в дни Форума. Провели программы на ТВ, посвященные Вайнбергу.

В Москву приехала автор повести «Пассажирка» Зофья Посмыш,

Конкурируя с Большим и Екатеринбургским театрами за Вайнберга, Мариинка тоже поставила «Идиота», а Новая Опера — «Пассажирку».

Мы выпустили книгу с актуальной на тот момент биографией и начали выпускать вместе с издательством «Композитор • Санкт-Петербург» первое в России собрание сочинений композитора.

Проект был задуман, а его устремленность была рассчитана не на конкретные акции, а как долгий путь к 100-летию композитора, которое отмечается в 2019 году.

Но и это было бы поверхностной идеей.

Проект был рассчитан на возвращение в историю и исполнительскую практику музыки Вайнберга.

Сегодня мы запустили в жизнь уже много механизмов, интересов.

И сегодня, уже в год 100-летия, в нашем плане около 50 концертов в России с музыкой Вайнберга. А значит, вместе с ней в современную жизнь входят темы его творчества и его судьба, в которой отразились трагедии мира века ХХ — нацизм, Освенцим, ГУЛаг, тюрьма, сталинизм, тирания, сиротство, одиночество, сила духа и противостояния злу, любовь, война, беженцы, утрата родины, обретение новой родины, и забвение в конце жизни, и многое другое. Уникальная судьба еще до конца не исследованная…

И наконец, 8 декабря исполняется 100 лет со дня рождения Вайнберга.

Тридцать лет и один День

Еще один проект — юбилейный концерт, посвященный 30-летию газеты 20 декабря  в Зарядье.

В нем сосредоточилась и наша концертная деятельность, и фестивальная деятельность. Фестиваль «Музыкальное обозрение — Opus 30» — наш проект, который идет по всей стране, иногда достигая 50-ти городов, десятков коллективов, где исполнители играют сочинения opus 30, под номером 30, написанные в 30 лет. В нашем концерте будет звучать сочинение Рихарда Штрауса «Так говорил Заратустра», op. 30.

Исполнитель — Капелла Полянского.

Коллектив, вошедший в мою жизнь с моей юности. Как хор. Но не только. В свое время Валерий Кузьмич дал мне отсутствующую в России партитуру «Реквиема» Шнитке, чтобы я мог ее исполнить на своем дипломе в училище при Московской консерватории. Это были перефотографированные странички петерсовского издания, сворачивающаяся фотобумага… И Альфред Гарриевчи давал мне консультации по некоторым нотам, которые были не очень понятны.

Диплом я защищал здесь, в Малом зале Московской консерватории, с органом, и с полным составом оркестра. Мой учитель Игорь Яковлевич Агафонников помогал мне. Это был 1982 год.

Но это еще не все.  Мой друг Петр Меркурьев, стоявший у истоков газеты «Музыкальное обозрение» и Валерий Полянский были друзьями и начинали свою работу в хоровой школе «Весна», абсолютно выдающемся явлении нашей музыкальной культуры.

Следующий проект этого концерта — это коллективное сочинение, которое мы назвали «Liberta М.О.3.0.2.0.1.9». Участники этого проекта – Сергей Невский, Алексей Сюмак, Дмитрий Курляндский, Николай Попов и Александр Хубеев. Все они — авторы коллективного сочинения. Concerto grosso для арфы, альта, флейты. контрабаса и баяна.

Исполнять это сочинение будут участники наших абонементов в Московской филармонии. Почти все они были лауреатами премии «МО», персоны года в рейтинге «События и персоны», лучшие музыканты молодого поколения: Оксана Сидягина (арфа), Иван Бушуев (флейта), Сергей Полтавский (альт), Григорий Кротенко (контрабас), Иосиф Пуриц (баян).

Это уже третий коллективный проект, инициированный газетой.

Первый, как я говорил, был заказан к 15-летию «МО» в 2004 году — «10 взглядов на 10 заповедей». Композиторы легко нашли способ объединения частей — от каждого имени и фамилии была взята нота — например, Михаил Броннер, это была нота ми и си-бемоль, Сергей Жуков — это соль, Андрей Эшпай — могли быть ля и ми-бемоль. И таким образом был создан звукоряд, на основе которого композиторы писали свои фрагменты – как в ладу. И они действительно, как ладовый мир, сошлись в единое целое  Константин Зенкин — нынешний проректор Московской консерватории — был участником нашей первой конференции в 2008 году и выступал с анализом вот этого произведения, что для нас до сих пор исключительно ценно. Это было первое научное исследование этого произведения. Я думаю, что все еще впереди, потому что та форма, которая родилась в этом произведении — она еще до конца не осознана. Каждый ведь написал свою кульминацию. Значит, родилось еще некое целое, где был свой кульминационный уровень.

Второй проект — здесь уже было семь композиторов, которые не захотели ни на какой почве объединятся. «Посвящение Шостаковичу», который к 100-летию Д.Д. Шостаковича в 2006 году осуществили семь молодых композиторов, недавних выпускников Московской консерватории. Тогда уже путем голосования договорились об общей идее — исключении из звукоряда букв DSCH.

В том же 2006 году мы осуществили грандиозный проект — концерт «Три коллективных сочинения» в Доме музыки, в котором прозвучали два наших проекта и сочинение 1966 года «Вариации на тему Мясковского», написанное 11 композиторами — педагогами Московской консерватории к 100-летию вуза. Мы вместе с консерваторией, с помощью профессора Елены Сорокиной, вернули самой консерватории это сочинение, так как нашли только партии и по ним восстановили партитуру. Дирижировал Геннадий Рождественский. Сохранилась телевизионная запись.

И сейчас — третье коллективное сочинение: никаких объединенных решений и договоренностей. Только обыгрывание цифры 30 и технические детали. Я сейчас не буду открывать, как это будет происходить… Но все же есть один технический объединящий момент. Стыки между частями — вот каждый инструмент выходит – скажем, арфа выходит и соединяется со следующим инструментов – флейтой… Соответственно, вот этот большой стык, полный молчания оркестра, импровизационный, здесь будет рождаться новый материал для следующей части.

Газета — конечно, мы не можем без нее обойтись. Как и 5 лет назад, мы выпустим к концерту юбилейный номер газеты как буклет к концерту, как образцовый вариант подачи материала об этом концерте.

В фойе будут инсталляции, которые я построю. Задумано очень много, это сложный проект. Будет кино, небольшое, также видеоарт. И фуршет для друзей.

Все это будет 20 декабря.

В День работников госбезопасности.

21-го — 140 лет со дня рождения Сталина.

А 20 декабря и у меня юбилей

22-го — 80 лет со дня премьеры гениальной кантаты Сергея Покофьева «Здравица», написанной к юбилею Сталина.

Но не в связи с этим мы включили «Здравицу» в программу нашего юбилейного концерта.

Мы поднимаем очень сложную и острую тему, ставим вопрос: можно ли сегодня исполнять произведения, посвященные тиранам и людоедам? Как быть с ними? Мы начали эту тему с публикации статьи выдающегося музыковеда Ричарда Тарускина. И продолжим открытой дискуссией.

В кантате 13 раз упоминается имя Сталина. У нас были даже предложения «запикивать» его имя. Но вся проблема в том, что это абсолютно гениальная музыка, и я не знаю в истории музыки более гениальной где выражено Величание. Мы ищем решение, как это будет исполняться. Решение можно будет услышать на концерте 20 декабря в «Зарядье».

Музыка может изобразить гнев, любовь, смех. Американский композитор Чарльз Айвз смог музыкой поставить Вопрос (?). В 1935 году он написал произведение «Вопрос, оставшийся без ответа». Это сочинение прозвучит в заключение юбилейного концерта.

Вся наша жизнь состоит из вопросов и поиска ответов на них.

Любит — не любит? Что делать? Кто виноват? Быть или не быть? В чем смысл жизни? Что есть истина? Какие мы есть? Какими мы будем? Что ждет нас впереди?