Абонемент «Персона-композитор. Представление и интервью — Андрей Устинов», сезон 2019/20: Наталья Пшеничникова, Сергей Невский, Кирилл Широков, Андрей Бесогонов, Николай Попов

Абонемент «Персона-композитор. Представление и интервью — Андрей Устинов», сезон 2019/20: Наталья Пшеничникова, Сергей Невский, Кирилл Широков, Андрей Бесогонов, Николай Попов
Коллаж Андрей Устинов
Мейнстрим, модерн и авангард…
Modus vivendi современной музыки.
К 30-летию газеты «Музыкальное обозрение».
Сергей Невский, Наталья Пшеничникова, Кирилл Широков, Николай Попов, Андрей Бесогонов в XI сезоне абонемента Андрея Устинова и Московской филармонии «Персона-композитора». Музыка наших дней, только что вышедшая из-под пера, компьютера, головы, души и сердца композиторов.
Музыкальный диагноз и анамнез наших дней.
Андрей УСТИНОВ

Абонемент № 151 «Персона — композитор.
Представление и интервью — Андрей Устинов. 11-й сезон»
Московская государственная академическая филармония
К 30-летию национальной газеты «Музыкальное обозрение»

29 октября 2019
Наталья ПШЕНИЧНИКОВА, Сергей НЕВСКИЙ, Кирилл ШИРОКОВ
Voices. Споем

29 октября 2019
«Voices. Споём…»
Наталья Пшеничникова, Сергей Невский, Кирилл Широков

Программа

Первое отделение

Кирилл ШИРОКОВ
(ремикс Наталии Пшеничниковой, исполняется без перерыва)
Stones на текст Кристиана Вольфа для голоса
с симультанным исполнением пьесы К. Вольфа «Камни»
Песни на тексты Эдвина Каммингса (ee cummings)
“20 november 11 “для нескольких исполнителейWhat is a tea for you? для нескольких исполнителей
«Trees under her skin» для голоса и мелодического инструмента на текст Эдвина Каммингса (ee cummings)
«Поэтический мир» на фрагменты текста Андрея Монастырского для голосов
Наталия Пшеничникова и Театр голоса ” Ла Гол

Второе отделение

Сергей НЕВСКИЙ
Pesnya для голоса
Vray dieu d’amours  для двух голосов (Российская премьера
«Генератор» для четырех голосов
Наталия Пшеничникова,  Алексей Коханов, Людмила Михайлова,Алёна Верин-Галицкая, Екатерина Палагина.

Наталия ПШЕНИЧНИКОВА
«Жизнь – это  сон» для голосов на тексты Игоря Померанцева и Йохана Гляйма  –
Первое исполнение.
Исполняют: Наталия Пшеничникова и Театр голоса ” Ла ГолЛа Гол:  Алия Кусепгалиева, Алексей Коханов, Фати Бесолти, Лера Борисова, Екатерина Палагина, Катрин Решетникова, Людмила Михайлова, Максим Трофимчук,  Рамазан Юнусов, Алёна Верин-Галицкая, Ню Симакина, Ольга Широкоступ.

Наталья Пшеничникова (вокал)
Андрей Устинов (представление и интервью)
Театр голоса «Ла гол»
Кирилл Широков (орган, синтезатор)

Сергей Невский о программе:

«Pesnya» вещь целиком экспериментальная. Это попытка выстроить новый словарь, создать на основе человеческого голоса новый язык нонвербальной коммуникации и максимально уйти от любых вокальных традиций.

В центре «Генератора» стоит формальная идея постепенная модуляция от дыхания к смутным едва артикулируемым жестам, от них к единичным мелодическим фразам и, наконец, к бельканто. Вещь выстроена так, что к обычному традиционному пению приходят в результате сложного процесса

Потому оно кажется чем-то очень необычным, заново найденным и изобретенным.

Оба этих сочинения не используют текста.

Небольшой дуэт для баритона и меццо-сопрано «Vray dieu d’amours» написан на текст композитора эпохи позднего Ренессанса Маттеуса Пипелара (1450-1515). Текст написан на старофранцузском языке. Я написал это сочинение, когда в рамках второго моего теоретического образования серьезно изучал старинную и барочную музыку и пытался использовать ее гармонические модели в своей.

«Pesnya» написана для Наталии Пшеничниковой, посвящена ей, и за 20 лет была исполнена более 40 раз как минимум семью разными певцами и певицами. «Генератор» написан для женского вокального ансамбля belcanto и исполнялся также вокальной группой Maulwerker, ансамблем Auditiv vocal Dresden. И, наконец, дуэт «Vray dieu d’amours» написан для нидерландского вокального ансамбля Vocaallab Amsterdam и впервые исполнен в рамках Gaudeaus music week 2007. В России прозвучит впервые.

Всего я написал 10 сочинений для голоса или вокального ансамбля без сопровождения. Для Наталии Пшеничниковой я написал 9 сочинений, включая оперу «Франциск» (2010), где она исполняла партию св. Клары и цикл «Правила любви» (2013).

Наталия Пшеничникова о программе:

«В этот вечер прозвучат сочинения Сергея Невского и Кирилла Широкова, а также моё новое сочинение «Жизнь это сон». С обоими авторами меня связывает многолетняя дружба и сотрудничество. С Сергеем Невским оно началось с 1996 года, с Кириллом с 2012 года с участия в постановке его совместной с Марком Булошниковым оперы «Марево». Это два абсолютно самобытных композитора, и трудно найти двух более непохожих авторов, чем они. Именно поэтому мне и захотелось свести их вместе в одном перформативном пространстве. Сочинение Сергея «Pesnya» я уже исполняю 20 лет, два других будут мной исполнены в первый раз.

С Кириллом Широковым в основном работает, уже можно сказать постоянно, мой ансамбль для экспериментальной работы с голосом «Театр голоса Ла Гол». Для Ла Гола написаны оперы «Мельников», «Милосердие», мини опера для проекта «Кооперация», Реквием и другие. В концерте будут исполнены песни на тексты Э.Э. Каммингса, фрагменты из «Поэтического мира» на текст Андрея Монастырского, «Камни» на текст Кристиана Вольфа (и, как бонус, само сочинение Кристиана Вольфа «Stones»), а также пьеса «Ноябрь» и другие. Все они написаны для одного или нескольких голосов с или без инструментального сопровождения. При этом композитор доверил мне сделать «ремикс» своих сочинений таким образом, то они будут нарезаны, смешаны или наложены друг на друга в соответствии с техникой коллажа или ремикса. Правда, происходить это будет не в электронном, а в акустическом режиме, при этом меня очень интересует возможная работа с пространством и акустикой камерного зала.

И, наконец, моё собственное сочинение «Жизнь это сон» на тексты стихотворений Игоря Померанцева и немецкого поэта 18 века Йохана Гляйма, на одноименное стихотворение которого уже написана одна из моих самых любимых песен Йозефом Гайдном.  В моём сочинении для ансамбля голосов будут использованы, как традиционные, так и расширенные техники голоса. Оно пишется специально для этой программы и будет исполнено впервые.

Мне хотелось в этой программе, которая делается специально для этого концерта, оставаясь в контексте академической музыки, попробовать нащупать её другие грани и возможности и поработать с такими аспектами как близость и дистанция, простота и сложность, реальность и попытка её осознания.

Все сочинения вечера написаны для одного и более голосов и будут исполняться мной и Театром голоса Ла Гол в составе Алексей Коханов, Максим Трофимчук, Рамазан Юнусов, Алия Кусепгалиева, Фати Бесолти, Лера Борисова, Екатерина Палагина, Катрин Решетникова, Людмила Михайлова, Алёна Верин-Галицкая».

Сергей Невский композитор. Окончил Берлинский университет искусств по классу композиции (проф. Фридрих Гольдман).

Выступал в роли преподавателя на международных курсах композиции в Дармштадте, Киеве, Виитасаари.  Выступал куратором направления «музыка» на проекте «Платформа» (2011-2012), фестиваля «Трудности перевода» (2011–2014) и музыкальной программы выставки «Underground and Improvisation, альтернативное искусство в Восточной Европе 1968–1994» в Академии искусств Берлина (2018).

Заказы от Штутгартской государственной оперы, Берлинской Государственной оперы, Опергруппы/Большого Театра, SWR Symphonieorchester, MusicaEterna, фестивалей Donaueschinger Musiktage, Ruhrtriennale, Acht Brücken – Musik für Köln, ансамблей Klangforum Wien, Collegium Novum Zürich и многих других. Многократное сотрудничество с ансамблями Neue Vocalsolisten Stuttgart, ensemble recherche, МАСМ, и музыкантами Теодором Курентзисом, Филиппом Чижевским, Титусом Энгелем, Энно Поппе, Натальей Пшеничниковой  и Якобом Дилем. Многочисленные театральные проекты среди прочего в МХТ имени Чехова, Театре Наций, сотрудничество с режиссерами Кириллом Серебренниковым и Маратом Гацаловым.

Лауреат первой премии на Штутгартском конкурсе композиции (2006), Берлинской художественной премии (2014) специальный приз жюри фестиваля «Золотая Маска»-2014 . Сочинения издаются в Ricordi Berlin. Живет в Берлине.

«Меня не покидает ощущение, что за последние тридцать лет профессия композитора претерпела существенные изменения. Я наблюдаю их совершенно по-разному в России и в Германии, двух странах, где я жил последние годы. Если кратко — авторы, которые пишут, ориентируясь на возможности исполнителей-виртуозов, постепенно становятся меньшинством. В России это происходит не только по эстетическим причинам, но и потому, что молодое поколение композиторов после авансов конца нулевых в условиях нынешнего политического и культурного упадка оказалось брошено на произвол судьбы, переведено, если можно так выразиться, в формат самообслуживания. В результате молодые русские композиторы в массовом порядке пишут и реализуют текстовые партитуры, которые сами же с друзьями и исполняют. Либо работают в театрах, где легитимируют своими звуками разное сценическое безумие. С другой стороны, композитор, поставленный в такие условия, может уделить большее время и процессу создания сочинения, и репетициям, и взаимодействию с каким-то специальным местом, где запланировано его исполнение, может больше думать о том, что есть музыка в принципе… И иногда, мне кажется, именно в результате этой повышенной рефлексии, в результате того, что у композитора больше времени и он не связан форматом, действительно возникают шедевры». (Внутрицеховое раздражение, Colta.ru, 11.07.2019)

Кирилл Широков – композитор, импровизатор, поэт и пианист. Родился в 1990 году. Учился в МГК им. П.И. Чайковского (класс композиции В.Г. Тарнопольского).

Участник музыкальных фестивалей (программа Венецианской биеннале, Трудности перевода, Московский форум, Идея севера, БудущаяМузыка и проч.), интердисциплинарных проектов (В сети формы и др.), поэтических фестивалей (фестивали верлибра, Стрелка и проч.).

Активный участник независимой сцены экспериментальной музыки в Москве. Куратор музыкальных и интердисциплинарных мероприятий.

В рамках академий, школ и курсов для молодых композиторов обучался у Пьерлуиджи Биллоне, Франка Бедросяна, Жана-Люка Эрве, Антуана Бойгера, Хорхе Санчез-Чионга, Матиаса Шпалингера, Йоханнеса Крайдлера, Сергея Невского, Ивана Феделе, Раду Малфатти, Энно Поппе.

Опера «Марево» (проект группы ПровМыза, сочинена совместно с Марком Булошниковым) в 2013 году была отобрана в программу Маска Плюс, получила премию «Инновация» в главной номинации. Среди исполнителей композиций Кирилла — ансамбли Nostri Temporis, NoName, eNsemble, Alter Ego, Ex Novo, МАСМ, Студия новой музыки и др., Наталья Пшеничникова, Владимир Горолинский, Марина Полеухина, Александра Топалиди, Денис Сорокин, Саша Елина, Лео Свирски, Антуан Бойгер, Штефан Тут, Джонни Чан, Эва-Мариа Хубен и др.

Исполнитель (соло или в ансамбле) премьер (российских и/или мировых) сочинений Антуана Бойгера, Юрга Фрая, Дмитрия Курляндского, Алексея Сысоева, Дарьи Звездиной и др.

Участник ансамбля “the same” (с Сашей Елиной), пост-рок-коллектива «Хтоническая утрата» (с Владимиром Горлинским), дуэтов «Последний строитель» (с Даниилом Пильченом) и [t] (с Мариной Полеухиной), арт-группы «ДэКа» (с Дарьей Звездиной и Даниилом Пильченом).

2 CD с совместными работами с поэтом Андреем Сен-Сеньковым. Интернет-релизы на FANCYMUSIC и Pan T Rosas Discos, участие в проекте лейбла Another Timbre.

Ноты издаются “Material Press” (Германия, Франкфурт-на-Майне).

«Есть институции, которые поддерживают видимость демократического производства, и есть художники, которые соглашаются с тем, что есть видимое демократическое производство, или которые соглашаются с тем, что видимое и есть реальное. Это шизофрения, которой полна вся звуковая культура сейчас. Возможно, что почти вся: я слушаю очень много музыки, у меня возникает смутное ощущение, что в новой импровизационной музыке, которая не манифестирует себя именно как импровизационную, происходят процессы, минующие эту оппозицию. Но в новой композиторской музыке такая шизофрения совершенно тотальна. И мне кажется парадоксальным сохранение её в качестве генеральной линии развития. В согласии на шизофрению содержится страсть к сохранению связи с прошлым (чаще прочего она бывает сильной, чаще прочего учитель настаивает на том, что есть необходимость поддерживать связь с прошлым, чаще прочего никто не подвергает сомнению, что прошлое — это язык, хотя на самом деле это способ отстранения от рамок, прошлое — это огромный массив мышления, который направлен к выходу из комнаты, из которой запрещено выходить). Согласия с запретами есть колоссальная проблема ситуации, в которой находится новая музыка сейчас». (Кирилл Широков «Мне интересна дискуссия о произвольном», Stravinskiy.online, 28.02.2019)

Сергей Невский о Наталии Пшеничниковой: «Я впервые увидел Наталию Пшеничникову на сцене Московского дома композиторов в серии перформансов Ивана Соколова, в ноябре, кажется, 1991 года. Они с Соколовым катались на двух роялях по сцене, изображая корабли в океане, гудели друг другу, а потом Соколов перетащил Наташу на свой рояль, спас таким образом от кораблекрушения. Еще Наташа бродила по сцене с большой куклой и пела что-то вроде «погода хорошая. ой… ля-ля!», забиралась на стремянку и импровизировала голосом и на флейте. Примерно в те же времена, по рассказам Наташи, она на той же сцене играла на флейте голая, сидя в рояле в платье из старых газет, аккомпанируя себе босой ногой на басовых струнах. Я видел фотографии этого перформанса, который, говорят, вызвал большое оживление среди композиторского начальства, но оригинал не видел. О том, чтобы с ней познакомиться, не было и речи: она была богиня и руководитель самого модного в те времена фестиваля «Альтернатива», а я был студентом колледжа.

Познакомились мы осенью 1995 года в Берлине, кажется, при посредничестве композитора Саши Филоненко, а в 1997 я написал для нее первую вещь «Die Musi hat Schlaf» для поющей басовой флейты и рояля, которую она немедленно исполнила и взяла в серьезный гастрольный проект вместе с сочинениями Коллинза, Шнебеля и Аблингера. Наташа не знает, что это первое исполнение случайно обеспечило мне два года безбедного существования: в то время я подавал на очень труднодоступную аспирантскую стипендию Берлинского Сената для деятелей искусства. В перерыве между заседаниями жюри, состоящее в основном из художников, в полном составе явилось на Наташин сольный концерт, где она, среди прочего, играла и мою пьесу, посмотрело перформанс и, как полагается, потеряло дар речи.

Я написал для Наташи в общей сложности 8 сочинений, некоторые из которых были совершенно знаковыми в моей карьере. Это, например, «Песня» для голоса соло 1999 года, которую она исполнила около 20 раз, или «J’étais d’accord» (2000) для голоса, ансамбля и электроники, впервые сыгранная на сцене Берлинского и Венского Концертхауза, мультимедийный перформанс «Вторжение» на тексты Хармони Корина и Кирилла Медведева, который я реализовал в подвале Берлинской Staatsoper в апреле 2003 года. Потом были Blick aus der Entfernung для голоса и ансамбля, исполненный Теодором Курентзисом и ансамблем Klangforum в Большом Зале Филармонии на первом фестивале «Территория» в 2006 году, партия Кьяры в опере «Франциск» (Большой Театр, 2012) и большая вещь для голоса и органа на тексты Пазолини, написанная для освящения нового соборного органа в Касселе в 2017 году. Разумеется, энергия и понимание музыки, присущие Наташе, сообщают любому композитору, который с ней работает, дополнительный азарт; он понимает, что лучшее в его музыке будет приумножено, а недостатки скрыты. Я бы добавил еще ощущение надежности, знание того, что сценическое присутствие Наташи и интенсивность ее исполнения — почти что гарантия успеха.

Наташу выделяют опыт и щедрость. Она дала импульс к карьере огромного количества композиторов — от Валентина Сильвестрова, которого она рекомендовала лейблу ECM, до Кирилла Широкова и Марка Булошникова, в чьей опере «Марево» она выступала в 2011 году. Именно Наташа показала в апреле 2005 года записи мои и Дмитрия Курляндского молодому греческому дирижеру Теодору Курентзису, что, в общем, предопределило вектор развития русской музыки на 10 лет. Если быть кратким, Наташа изобрела и сформировала на русском музыкальном пространстве огромное количество вещей, которые теперь нам кажутся естественными, но без нее не были бы возможными, либо случились значительно позже. Первые масштабные исполнения Кейджа и Фелдмана в Москве, совместные выступления с поэтами, новые форматы звучания и новые пространства — это все она. От огромного количества русских (и не только) музыкантов ее отличает мужество, интерес к новому и способность к постоянному расширению кругозора. Пока другие ее коллеги ждут, когда же наконец появится Настоящий Русский Композитор, Сравнимый с Великими Прошлого, которого они могли бы сыграть, не теряя величия, она просто берет и открывает их одного за другим, почти ничего не требуя взамен. И за это мы ей бесконечно благодарны».

Кирилл Широков о Наталии Пшеничниковой: «Я узнал о Наталии Пшеничниковой, наверное, в 2003 или в 2004 году, когда начал прицельно интересоваться новой композиторской музыкой и тем, как она живет здесь и сейчас. К тому моменту Наталия уже была голосом русской (и не только) композиторской музыки. Мы познакомились в 2011 или в 2012, когда я стал активным участником этого контекста. Наше основное взаимодействие выстраивается вокруг театра голоса «Ла Гол». Для них я написал одну большую пьесу, одну (анти)оперу и музыку к одному спектаклю. «Ла Гол» сделали оупенэйр перформанс с рядом моих композиций в Никола-Ленивце. Сотрудничество с Наташей всегда легкое и интересное, при этом глубокое, сложное и технически насыщенное. Наташа чувствует композиторское предложение очень точно и прицельно работает с музыкантами над реализацией деталей, которые есть в партитуре или вложены под ее поверхность. Словом, такая работа — мечта композитора, воплощенная в реальность. В репертуаре Наташи есть мои пьесы для голоса, а также пьеса Александры Филоненко, написанная на мой поэтический текст. Так вышло, что на ее исполнениях моей музыки у меня не получалось присутствовать, но, зная ее метод работы и широчайший диапазон голосовых возможностей, я нисколько не сомневаюсь в высоком качестве результатов. Наташа — композитор, и для меня как для автора ряда партитур, которые могут быть как цельными, отдельными музыкальными вещами (концертными или околоинсталляционными), так и своего рода модулями в заново собираемой композиции, интересно работать с Наташей над созданием концертных и перформативных программ с моей музыкой. В этом случае коллаборация оказывается еще более глубокой, чем взаимодействие между куратором ансамбля и композитором: мы ищем форму целого, возможности контрапунктирования разных сочинений, способы их реализации, возможные границы интерпретации».

11 февраля 2020
Андрей БЕСОГОНОВ
Маленькие бесы моей вселенной

Андрей Устинов (представление и интервью)
Наталия Черкасова (фортепиано)
Илья Рубинштейн (виолончель)
Юлия Мигунова (виолончель)
Алексей Потапов
Театр голоса «Ла гол»
Ансамбль солистов «Студия новой музыки»

В ПРОГРАММЕ:

Бесогонов
Пьесы: The Universe 26, Mindcage 2, F44 fuga
Пьеса для фортепиано (Премьера)
Manhunt для электрогитары
«Каллисто» (Премьера)
«Песнь гробовщика» для двух виолончелей

28 марта 2020
Николай ПОПОВ
Осторожно! Под напряжением

Андрей Устинов (представление и интервью)
Станислав Малышев (скрипка)
Сергей Полтавский (альт)
Владимир Устьянцев (саксофон)
Сергей Чирков (аккордеон)
Дмитрий Щёлкин (ударные)
Мона Хаба (фортепиано)
Ансамбль солистов «Студия новой музыки»
Алексей Потапов (электрогитара)
Видеохудожники:
Эндрю Квинн (Италия/Австралия), Тодор Пожарев (Сербия), Александр Плахин
Программирования света – Алексей Наджаров

В ПРОГРАММЕ:

Попов
«Еspace a la S.» для скрипки, электроники и видео
«si_nap_sys» для саксофона и электроники
«Биомеханика» для аккордеона, электроники, видео и света
«ANF-93» для ансамбля, электроники, видео и света
«АRTRA» для midi ударных, электроники и видео
«KCL_23/11» для струнного квартета, электроники и видео
«SynchroSynth» для фортепиано, электроники и видео
Пьесa для электрогитары и электроники
Пьесa для альта и электроники
Пьеса для ансамбля и электроники