Международная научная конференция о Чайковском открылась в Клину

В Музее-заповеднике П.И. Чайковского в Клину с 28 по 30 октября проходит Международная научная конференция, посвященная 175-летию со дня рождения П.И. Чайковского «Петр Ильич Чайковский и его наследие в XIX—XXI веках. Забытое и новое».

Конференция подготовлена совместно с Государственным институтом искусствознания и Московской Государственной консерваторией имени П.И. Чайковского.

Основные научные и тематические направления конференции:

Судьба наследия П.И. Чайковского в XIX -XXI веках.

Новые факты, документы о жизненном и творческом пути Чайковского, истории создания его сочинений.

Неизвестные документы творческого архива композитора.

Исполнители и исполнительские интерпретации, режиссерские прочтения сочинений П.И. Чайковского в истории отечественной и мировой музыкальной и театральной практики.

Современные методологии гуманитарных наук в исследовании текстов сочинений П.И. Чайковского.

Музыкально-критическое наследие П.И. Чайковского в зеркале истории русской музыкально-театральной культуры XIX века.

Научно-педагогическое наследие П.И. Чайковского в свете истории музыкального образования и научно-теоретической мысли XIX-XXI веков.

Участниками конференции стали музыковеды, исследователи, представители музеев и театров России: Московской государственной консерватории имени П.И. Чайковского, Санкт-Петербургской государственной консерватории имени Н.А. Римского-Корсакова, Уральской государственной консерватории имени М.П. Мусоргского (Екатеринбург), Музея-усадьбы П.И. Чайковского в г. Воткинске (Удмуртия), Музея-усадьбы Л.Н. Толстого “Ясная Поляна”, Большого театра России, Мариинского театра (Санкт-Петербург), Харьковского национального университета искусств имени И.П. Котляревского, ВМОМК имени М.И. Глинки, Государственного института искусствознания, Государственного музея-заповедника П.И. Чайковского.

Также в конференции участвуют гости из зарубежных стран. Среди них Пауль Мертенс — председатель Общества Чайковского в Германии (Германия), Рональд де Вет — исследователь (Нидерланды), Ольга де Корт — музыкальный критик, редактор журнала Pianno Bulletin, секретарь центра по образованию и документации Голландского и Бельгийского отделения Европейской ассоциации преподавателей фортепиано (Нидерланды), Луис Сундквист — член Общества Чайковского (Австрия).

Участников ждёт обширная культурная программа — экскурсия по музею-заповеднику, где только что закончилась реставрация дома Чайковского; экскурсия по исторической части города с посещением усадеб Демьяново и Майданово, знакомство с выставками из фондов музея и концерт солистов Большого театра России и артиста МХТ им. А.П. Чехова Анатолия Белого.

В день открытия конференции, по традиции, были сделаны подарки музею: К.П. Гилельс, внук русского пианиста Э.Г. Гилельса, преподнёс в дар музею личные вещи и документы артиста, хранившиеся в семье. Коллекционные грампластинки и книги зарубежных издательств о Чайковском подарил Рональд де Вет.

Ирина Яськевич: «Директор новосибирской оперы должен уметь держать удар»

28 октября возобновил свою работу Новосибирский театр оперы и балета, пять месяцев назад раньше времени закончивший свой юбилейный, 70-й сезон. Здесь стартует новая образовательная программа, первым участником которой станет народный артист России пианист Денис Мацуев, а через две недели балетом «Спартак» откроется новый сезон, в ходе которого ожидается несколько премьерных спектаклей. Театр, где в начале года разразился громкий скандал вокруг постановки оперы «Тангейзер», возглавил новый директор Владимир Кехман, который сразу оказался в эпицентре внимания новосибирской общественности. О том, чего можно ждать от театра в новом сезоне, в интервью «ФедералПресс» рассказала музыкальный и театральный критик, проректор Новосибирского театрального института Ирина Яськевич.

Владимир Кехман с момента назначения директором новосибирского театра оперы и балета стал объектом довольно жесткой критики. Его сразу воспринимали негативно, независимо от того, что и как он говорил. Не секрет, что непроверенную информацию о состоянии дел в театре использовали в ходе избирательной кампании, которая шла в Новосибирске и в области. Сейчас кажется, что страсти вокруг Кехмана несколько поутихли. Как вы полагаете, что стало причиной такого резкого неприятия? Или все-таки человеку нужен какой-то срок, чтобы он проявил себя, как это он сделал в Михайловском театре в Санкт-Петербурге?

В том, что происходит в Михайловском театре, пусть разбирается петербургская общественность. Что же касается Новосибирска, то я в целом согласна, что можно человеку дать год или даже пять лет, поскольку за год настоящий театр не делается.

Но ведь Владимир Кехман начал не с созидательной деятельности, а с разрушения. Первое же заявление Кехмана в Новосибирске было о том, что он намерен переименовывать НГАТОиБ в Большой театр Сибири. С этой идеей ничего не вышло. Получился НовАТ, хотя мне никто так и не объяснил, как эта аббревиатура расшифровывается, видимо, как Новосибирский академический театр. Вроде бы мелочь, но это говорит о том, что человек, в принципе, нацелен на то, чтобы сделать какой-то новый театр.

Кампанию по ребрендингу можно провести где угодно. Но в учреждениях культуры и искусства, у которых есть серьезные традиции, это сразу вызывает большие опасения. Новосибирскому театру оперы и балета исполнилось 70 лет. Этот огромный театр федерального значения далеко не последний в нашей стране! Он имел немало славных страниц, в частности, получил звание академического, когда ему еще не было и двадцати лет! До этого он уже несколько раз побывал на гастролях в Москве, и успех гастролей 1963 года стал причиной того, что ему дали это высокое звание. Так стремительно у нас ни один провинциальный театр не развивался.

С ним сотрудничали такие мэтры, как композитор Дмитрий Шостакович, балетмейстер Юрий Григорович, режиссер Эмиль Пасынков, дирижеры Михаил Бухбиндер, и Исидор Зак – их гораздо больше на самом деле, страницы не хватит перечислять.

Давайте говорить честно. Этот театр не умер к тому времени, когда его возглавил Владимир Кехман. У него были проблемы. Может, он был не на взлете, но это был театр с огромными традициями, и он по праву является эмблемой Новосибирска.

В апреле, когда Владимира Кехмана только назначили директором театра, он, может быть, и не знал традиций театра. Но сейчас прошло какое-то время, и не надо исключать, что он понял, кто такие Анатолий Бердышев или Александр Балабанов для новосибирского балета. В любом случае, у нас нет достоверной информации о том, знает ли что-то Кехман о традициях театра или ничего об этом не ведает.

Да, он ничего не говорит. Но давайте зададимся вопросом: какому человеку новосибирская общественность может доверить руководство таким театром? Я думаю, что такой человек должен быть беспрекословным авторитетом, каким в свое время были Георгий Товстоногов или Олег Ефремов, а вот сейчас Олег Табаков или Валерий Гергиев. С этой точки зрения кто для нас Владимир Кехман? Может, стоило все-таки подробно обсудить кандидатуру, как-то представить его профессиональному сообществу, выслушать различные мнения. Ну, как это делается в европейских оперных домах, например.

Все-таки он восемь лет руководил Михайловским театром…

И все же, условно говоря, у него нет тридцати лет стажа менеджерской деятельности. Да и его появление в Михайловском театре стало, наверное, случайностью в его биографии. Вся история с назначением похожа на навязывание Министерством культуры РФ человека, который не обладает высоким авторитетом в области театра. Министерство же волюнтаристски, авторитарно навязывает человека, кандидатура которого никак не обсуждалась. Не считая того, что это было не очень этично по отношению к Борису Михайловичу Мездричу.

Я вспоминаю, как в начале 90-х годов происходило назначение Валерия Егудина директором театра. Тогда этот вопрос обсуждался очень долго и на разных уровнях: советовались с общественностью, с деятелями театра, с главным дирижером. Уж кто-кто, а Валерий Егудин был плоть от плоти театра. Он здесь проработал 40 лет, был народным артистом СССР и любую дверь новосибирского чиновника открывал мизинцем при желании, и то…

Нельзя сказать, что новосибирский театр находился в глубокой яме с точки зрения музыкального уровня. Театр существовал и жил до прихода Кехмана. Не было никакой необходимости превращать его в руины. Там были ошибки из-за непонимания, что время меняется, но театром руководили люди, которые понимали, чем они руководят. И тот эксперимент, на который пошел Борис Мездрич, выпустив такого «Тангейзера» говорил, что театр жив и сотрудничает с молодыми режиссерами, способными на неожиданные спектакли. Говорю это как едва ли не единственный критик, выступивший с негативной рецензией в отношении постановки еще до того, как вокруг нее развернулась религиозная драма.

Но сейчас-то нам известно, что репертуар театра не очень сильно изменился. Исчезли балет «Весна священная» и мюзикл «Месса», которыми дирижировал Айнарс Рубикис, ныне ушедший из театра. Возможно, не каждый дирижер способен исполнять такие произведения. Нет «Фауста» в постановке Сергея Селина и никто не объяснил, связано ли это со сложными декорациями, из-за которых спектакль якобы не взяли на «Золотую маску»? Тем более что не раз говорилось, что постановка «Фауста» является одной из самых посещаемых опер в театре.

Мне кажется, что не так сложно найти дирижера, который мог бы продолжить дирижировать «Весной священной». Любой профессиональный дирижер должен уметь руководить любым спектаклем, тем более что в балете главная фигура – хореограф. Удручает то, что в репертуаре по-прежнему присутствуют самые слабые работы. Мне лично не понятно, по каким причинам остались такие плохие спектакли, как «Травиата» и «Иоланта». Или «Евгений Онегин», поставленный в начале 90-х годов и уже тогда не представлявший собой шедевра. Уж если что-то менять, то тогда надо обновить и русскую классику, и нового «Онегина» поставить.

Однако замен случилось не так много, как предполагалось. Новым главным дирижером стал мировая знаменитость Дмитрий Юровский. На смену Игорю Зеленскому, уходящему сразу после сезона, придет Денис Матвиенко. Но остальные ключевые фигуры вроде бы все остались. Кроме того, до конца года будут показаны четыре премьерных спектакля, что довольно много.

Прекрасно, что главным дирижером театра назначили такого известного дирижера, как Дмитрий Юровский. Но давайте посмотрим, как его примет оркестр. Сама по себе фигура ничего не говорит. В истории известны случаи, когда оркестр категорически не принимал дирижера. Про нового художественного руководителя балета вообще пока нечего говорить. Он представляется этаким «пирогом ни с чем». Денис Матвиенко известен как хороший танцор, но непонятно, как он себя проявит в качестве художественного руководителя балетной труппы.

Те новые спектакли, которые предлагаются, – все это, мягко говоря, репертуарчик несвежий и с чужого плеча: и балет «Чиполлино» в постановке Генриха Майорова, и балет «Пламя Парижа» пришли из Михайловского театра. Разве театр должен превращаться в музей? Постановке «Пламя Парижа» – сто лет в обед. Его революционная идеология с сильным советским акцентом выглядит странно, а музыка Бориса Астафьева к балету (при всем моем уважении) также не является шедевром. Но все эти премьеры нужно будет оценивать, когда они реально появятся.

Я отдаю себе отчет, что никогда ни один прогноз не сбывается. Может быть, через пять лет все будет выглядеть совсем не так, как кажется сейчас. Не исключено, что новые спектакли театра будут гениальны. Но сегодня театр находится в информационном вакууме, поскольку новый директор не общается с прессой, не дает интервью, а его новые назначенцы также не разговаривают с журналистами.

С момента своего назначения Владимир Кехман общался с прессой всего два раза, из которых полноценным разговором можно назвать только апрельскую пресс-конференцию, где на вопрос о том, как он будет учитывать мнение общественности, он ведь так и сказал, что не знает таких механизмов. Все это происходило на фоне скандала с «Тангейзером», в результате чего сначала появились довольно резкие высказывания прессы, а потом и самые разнообразные слухи о куче снятых спектаклей, увольнений, а потом и требований общественных слушаний и т. п. Может быть, это тактика такая: не устраивать разговоры по каждому поводу, а доказать что-то делом?

Плохо, что он не знает механизмов контактирования с общественностью. Он работает в публичном месте и должен уметь держать удар, снося нелицеприятные выпады прессы, с которой он просто обязан находить общий язык. Пока те шаги, которые он делает, и его молчание я не могу воспринимать как позицию: вы, мол, пока кричите, а я делом докажу.

Он должен находить общий язык с тем культурным пространством, куда он въехал благодаря Министерству культуры. В принципе, сегодня это делать уже поздно, поскольку своим молчанием и при этом резкими движениями, он настроил город против себя. Опытный менеджер так бы не поступил. Такой его стиль мне не симпатичен, и видимо, не мне одной.

Источник публикации ФедералПресс, 28.10.2015

Система ценностей Бориса Березовского

«Музыка Земли» — новый проект одного из самых востребованных пианистов мира — объединит классику и фольклор

.

На XI Международном конкурсе имени Чайковского Борис Березовский получил первую премию и золотую медаль, а в нынешнем году вошел в состав жюри состязания пианистов XV конкурса. В четверть века, которые минули между двумя конкурсами, вместились эмиграция и возвращение в Россию, титул пианиста, обладающего «феноменальной виртуозностью и совершенным звуком», тысячи выступлений с лучшими симфоническими оркестрами по всему миру, записи более сорока CD и DVD, многочисленные премии в области звукозаписи, участие в крупнейших международных музыкальных фестивалях и организация фестивалей именных. Его новый проект — фестиваль-конкурс «Музыка Земли». С 1 по 3 ноября пятнадцать отобранных экспертной группой российских коллективов, играющих этническую музыку, будут выступать в залах Всероссийского музея декоративно-прикладного и народного искусства. 4 ноября в Колонном зале Дома Союзов состоится финальный гала-концерт победителей конкурса. Вместе с ними на сцену выйдет и сам Борис Березовский. В интервью журналу «Эксперт» он рассказал о том, какие идеи им движут.

— Чем вызван ваш интерес к фольклорной музыке?

— Я думаю, что недостатком образования. Для меня это всегда было нечто никому не нужное, то, что пылится в дедовском комоде, какие-то блеклые воспоминания о прошлом. Но когда я в первый раз благодаря своему другу попал на концерт фольклорной музыки, это произошло в Швеции, я был поражен тому, насколько это интересно, живо и не примитивно. А я всегда думал, что это какой-то примитив, в стиле «Во поле березка стояла», и не более того. Когда же я услышал, что там постоянно меняются ритмы, что там есть невероятное разнообразие, полифония, многоголосие, это стало для меня своего рода откровением. Возможно, сейчас я даже слишком увлечен фольклором, но это потому, что я когда-то пропустил это в своей жизни — нас этому не учили. Я считаю, что это надо знать по многим причинам, в том числе для того, чтобы играть классическую музыку. Барток для меня всегда был абстрактной музыкой, но после того, как я услышал румынские фольклорные группы, которые играют в бешеном темпе, чисто, виртуозно, меняя ритм так быстро, что невозможно понять, какой там размер, и при этом весело, зажигательно и красиво, я стал воспринимать его совершенно по-другому. Я знал, что он собирал музыку в румынских и венгерских деревнях, но не знал зачем. Теперь я понимаю, что эта музыка — источник радости и любви. Мне стало намного проще играть Бартока и с ритмической точки зрения, и со многих других. То же начало его Второго концерта с недавних пор зазвучало для меня как музыка на деревенском празднике. Или культовое произведение Стравинского «Весна священная», которое перевернуло ход истории музыки в двадцатом веке. Когда я слушаю рожечников из ансамбля Покровского, мне становится очевидным, что Стравинский просто взял народные темы, и сделал удачную оркестровку.

— Фестиваль «Музыка Земли» для чего нужен лично вам?

— Фольклор занимает ужасное место в иерархии музыкальных ценностей. Считается, что на первом месте находится классика, которую очень мало кто слушает. Потом идет джаз, который считается менее престижным, но довольно-таки популярным. Дальше идет все остальное: рок, поп, которые все презирают, но все слушают. Фольклор, я думаю, идет на последнем месте. Мне хотелось бы соединить последнее место с первым. Потому что нас, классических музыкантов, ценят, нам отдают дань, а фольклор задвинули слишком далеко и вспоминают о нем разве что на каких-то народных гуляньях. Тогда как у нас есть замечательные коллективы. В их составах настоящие энтузиасты, которые играют из любви к музыке. Мне такие люди очень нравятся. И я бы хотел своим именем, которое у меня есть как у классического музыканта, приподнять престиж фольклора. Возможно, я рискую имиджем, к которому публика уже привыкла, но что такое жизнь без риска? Я не думаю, что меня затопчут ногами. У меня было уже много подобного рода фестивалей, и все они проходили с огромным успехом. В России этот проект стал возможен благодаря поддержке Министерства культуры, за что я им очень благодарен.

— Что сейчас происходит с фортепианной музыкой?

— Я считаю, что ситуация приличная. Очень много талантливой молодежи. Конечно, она живет в основном в крупных городах: Лондон, Париж, Берлин. Недавний московский успех Люка Дебарга лишний раз подтвердил, что фортепиано — царь инструментов, что оно по-прежнему с особой силой привлекает людей. Если пианист играет хорошо, у него всегда будет своя публика. Может быть, он не будет безумно знаменит, но он будет всегда вызывать интерес.

— Как вы объясните секрет исполнительского обаяния Люка Дебарга?

— Я знаю его лично и думаю, что он все-таки гений. Не будучи выходцем из музыкальной среды, он невероятно музыкально образован. Безумно любит музыку и благодаря своей технике может передать эту любовь в игре. Как раз именно это его трепетное отношение к музыке и подкупило московскую публику (Дебарг — лауреат XV конкурса имени Чайковского). Тот успех и признание, который выпал на его долю, мог произойти только в Москве. Здесь все совпало. Сейчас он всемирно признанный музыкант — у него контракт с Sony и концерты с лучшими оркестрами. И все это произошло с мальчиком, который всего год назад работал на кассе в провинциальном супермаркете. Исполненная им во втором туре редко звучащая соната Метнера тоже сыграла свою роль. Это стало возможным только потому, что он привык сидеть в библиотеке, читать ноты и, если ему попадается удачное произведение, учить его наизусть. Академическое образование в силу особенностей процесса часто лишает страсти к музыке. А у него есть эта свежесть восприятия.

— Применимы ли в академической музыке механизмы продвижения, принятые в музыке популярной?

— Реклама — это страшная вещь, перед которой все бессильны. Я всю жизнь посвятил музыке, это та сфера, в которой я разбираюсь, но я не могу отличить хорошее вино от плохого, я могу только сказать, что мне нравится или не нравится, но я не специалист. Так же и в музыке: восемьдесят процентов публики приходит на концерты, потому что это престижно, и ей необходимо располагать информацией, которая распространяется через медиа, какой пианист сейчас в моде. Это было и будет всегда. С этим ничего, к сожалению, не поделаешь.

— Насколько общепринятая система звезд академической музыки отражает истинное положение дел? Насколько она искусственна?

— Она искусственна. Лучший пример тому — Рихтер, который был номером один в Советском Союзе, так же как в Америке — Горовиц. Я считаю, что это неправда. Это была замечательная личность, это был замечательный музыкант, у него было что-то феноменальное, что-то неудачное. Но сама эта система порочна. Если ей верить, то получается, что какой-то один человек все понимает, а все остальные — нет, все они с каким-то дефектом. Софроницкий, Фейнберг, Юдина — было такое количество потрясающих пианистов, они что, все были какие-то «недоношенные»? Чего им не хватало? Но так устроен любой бизнес. К чести Рихтера, надо сказать, что он ничего не делал, чтобы занять первое место. Его выбрала система. Нейгауз дал огромный толчок, а потом все произошло само собой. Когда Рихтер сыграл «Хорошо темперированный клавир» по нотам, писали, что он совершил титанический подвиг. А о том, что Татьяна Петровна Николаева потрясающе играла всего Баха наизусть, никто не написал ни строчки: играет и играет. Рихтер по нотам сыграл один том, а это всего лишь одна двадцатая от того, что написано Бахом.

— Что собой представляет иерархия композиторских имен, если судить по предпочтениям публики?

— Есть устоявшийся классический репертуар: Бетховен, Моцарт, Шопен, Лист. Европейской публике очень близка барочная музыка. Музыка современных композиторов занимает маргинальное положение. О ее каком-либо серьезном влиянии нельзя говорить. Для того чтобы заполнить зал, нужны имена Шопена и Бетховена. Они самые популярные. Шуберт в меньшей степени. Дальше идет второй эшелон: Рахманинов, Чайковский.

— Как вы объясняете тот факт, что в двадцатом веке не появилось ни одного композитора, который мог бы втиснуться в узкий круг Моцарта, Баха и Бетховена?

— В академической среде эти имена не сдвинуть. Она стоит на них, как на трех столпах. С некоторым сомнением, но почти все принимают Шопена и Шуберта. И есть интеллектуалы, которые обожают Стравинского и Дебюсси. Я считаю, что такое восприятие музыки — это нацизм. Для меня музыка — удовольствие. Я могу впасть в транс от музыки Бетховена, но также я могу впасть в транс, слушая индийскую музыку. Фольклор раздвинул для меня музыкальные горизонты. Музыка стала для меня намного шире того, что нам предлагают академики: мне душно, мне скучно в этой атмосфере. Я могу с утра слушать какие-нибудь южноафриканские группы и получать намного больше удовольствия, нежели внимая в очередной раз какой-нибудь симфонии Бетховена. Хотят того академики или нет, но мир гораздо шире, чем их представления о музыке. Это очень узкий круг, в котором уже практически нет воздуха. При всей моей любви и к Шуберту, и к Гайдну, и к Бетховену, только в этом мире я жить не могу. Мне нужен выход на весь мир, и для меня он находится именно в фольклоре. Это очень разнообразная музыка, но про нее нельзя сказать, что в ней что-то лучше, а что-то хуже. Тогда как академики заняты бесконечным выстраиванием иерархий, и самый сильный их аргумент, что Бах — самый лучший композитор. Я не буду спорить с тем, что Бах — великий композитор, но говорить, что вся остальная музыка ничто по сравнению с Бахом, по-моему, и опасное, и не совсем умное ее восприятие. За долгие годы пребывания в академической среде у меня сложилось впечатление, что она состоит в основном из скучнейших алкоголиков. Как мне кажется, это несчастные люди. Они могут быть какими угодно: симпатичными, умными, — но все равно в сравнении с теми ребятами, с которыми столкнулся, обратившись к музыке фольклорной, воплощающими собой настоящую силу земли, академики сильно уступают им в простоте общения, любви к музыке и радости мироощущения.

— В чем для вас заключается ценность индийской музыки? Почему вы ставите ее на один уровень с музыкой Баха?

— Индия — это страна, где европейская академическая музыка полностью игнорируется. У них своя система, своя музыка, свои консерватории, где тоже нужно учиться пять лет. В индийской музыке самый изощренный ритм в мире. Индийские музыканты могут играть часами, и при этом ритм может ни разу не повторяться. Он невероятно изобретателен, он все время чуть-чуть изменяется, и это в конце концов вводит слушателя в транс. Мы привыкли, что в течение пятнадцати минут в музыке обязательно что-то должно произойти, в течение пяти что-то должно ударить. Здесь все совершенно по-другому. Они существуют в вечности. Это связано еще и с их мировоззрением: каждая нота находится под управлением определенной планеты. Пятнадцать минут идет только настройка — очень медленная. Обыкновенный слушатель просто выйдет и скажет: «Что это такое?» Само музыкальное действие может длиться полтора-два часа. Моя дочь, которая недавно ходила на концерт индийской музыки, сказала, что сначала было тяжеловато, а через час она была в полном восторге. Это другая система музыкальных ценностей. В каких-то случаях нужно делать коррекцию восприятия и принять, что какие-то вещи могут происходить совсем не так, как мы привыкли, тогда музыка приобретает совершенно иной смысл и красоту.

— Есть какие-то открытия в области академической музыки, которые вы совершили в последнее время?

— Это Мессиан. Это Лигети. Я стал очень много играть Дебюсси. Но, так или иначе, для меня это слишком понятная и предсказуемая музыка. Ничего нового для меня в ней, по большому счету, нет. Большая часть моих музыкальных открытий сейчас для меня происходит в области фольклора. Может быть, просто потому, что я его не знаю. Может быть, когда я его узнаю получше, я буду больше ценить академическую музыку. А так — хорошей музыки очень много, и очень много гениальных композиторов, которых мне хочется и нужно играть.

— Какую роль в вашей карьере сыграла победа на конкурсе Чайковского?

— Замечательную. Я обожаю этот конкурс. Люблю его атмосферу. Я понимаю, что имеется в виду, когда говорят: «Как можно сравнивать?» Но за этим конкурсом стоит мощная традиция, и она многое предопределяет. И последний конкурс как раз показал, насколько он может быть интересным, сколько открытий мы можем совершить благодаря этому конкурсу: тот же приехавший ниоткуда гениальный пианист Дима Маслеев. И несмотря на какие-то неудачи, как мне казалось, когда не пропустили кого-то, я все равно люблю этот конкурс. И повторюсь: московская публика — одна из лучших в мире. Нигде в мире не может быть такого конкурса, как в Москве. Музыканту он дает только толчок, платформу для того, чтобы начать карьеру, создает уникальную атмосферу вокруг его имени, и все. Жизнь длинная, особенно у классического музыканта. Ему еще очень много нужно сделать, чтобы завоевать свое место под солнцем.

— Насколько, с вашей точки зрения, эффективна российская система музыкального образования?

— История с Люка Дебаргом поставила под сомнение всю нашу образовательную систему. Но тем не менее я не спешил бы ее хоронить. Тот же Дима Маслеев, который играет ничуть не хуже Дебарга, получил первую премию единогласно. Против Люки были очень многие настроены, те же самые, кстати, академики мои любимые. Маслеев вышел из этой системы, и я из нее вышел, все победители конкурса Чайковского, которые потом стали известными пианистами, были профессионалами. Другое дело, что мне многое хотелось бы изменить в этой системе — то, что касается того же фольклора. Удастся это сделать или нет, пусть эта система существует в таком виде, в каком есть.

— Какие факторы влияют на успех пианиста помимо наличия музыкального таланта?

— Очень большое значение для пианиста имеет умение взаимодействовать с социумом. Я знаю двух пианистов, которые просто замкнуты в себе. Они не общаются ни с коллегами, ни с представителями музыкальной индустрии. Это всегда отталкивает людей. Несмотря на то что это потрясающие пианисты, это я могу сказать совершенно точно, у них карьера очень маленькая. Умение общаться очень помогает. Люди, которые приходят на концерт, любят не только послушать музыку, но то, что сейчас называется «потусоваться». Если человек очень замкнут, то его вряд ли примут в эту систему. Но с другой стороны, были и исключения — Глен Гульд, который общался со всем миром по телефону. Но чаще всего замкнутость все-таки отталкивает, и музыкальный талант не играют решающей роли.

— Выходит, что конкуренция в мире музыки настолько велика, что импресарио могут легко позволить себе выбрать между двумя музыкантами одного уровня более общительного?

— Или более красивого. Из двух приблизительно одинаковых по уровню музыкантов они будут выбирать того, на кого приятнее смотреть.

— На что тогда слушателю можно ориентироваться при выборе того или иного музыканта?

— На мой взгляд, только на свои ощущения: если вам не скучно на концерте, если вас это как-то занимает, значит, это стоило потраченного времени и денег. Если же музыкант обладает хоть всеми премиями мира, но вам скучно на его выступлении, то в следующий раз ходить на него не стоит.

— Насколько в этом случае оправданны сомнения по поводу того, что я, может быть, что-то не понял?

— Этого не должно быть. Абсолютно. Это главная проблема, что люди так думают: «Если такой известный человек, а мне что-то не понравилось, значит, проблема во мне». Это не так. Нужно самому решать, нравится тебе или нет. Я так хожу на балет. Я не понимаю там всех технических деталей: где он дотянул или недотянул, меня это либо захватывает и вызывает какие-то эмоции, либо нет.

— Есть ли произведения, которые требуют усилий со стороны зрителя или слушателя, которые, если ты их не понимаешь, требуют от тебя работы над собой?

— Тоже неверно. Я всю жизнь не любил Булеза. Я пришел на концерт Юры Фаворина, это замечательный наш пианист, он играл Булеза, и мне понравилось. Это зависит от степени любви исполнителя к музыке того или иного композитора. Если он ее любит, это обязательно передается. В этом я убежден. Ты можешь чего-то не понимать в этой музыке, но ты подпадаешь под ее гипноз. Не нужно прилагать усилий. Если человек приходит на концерт, его нужно развлекать. Это то, за что человек платит за это деньги. Я считаю так. Поклонение именам недорого стоит. Я ничего не понимал в Мессиане. Я зашел в церковь, услышал его музыку, и мне безумно понравилось. И это при том, что Мессиан считается одним из самых сложных для восприятия композиторов. При том, что я тогда был бесконечно далек от французской эстетики и ничего не знал об этом композиторе.

— Если все так сильно зависит от интерпретации, получается, что фигура исполнителя затмевает фигуру композитора.

— Так бывает. Но композитор все равно несравнимо выше исполнителя по статусу. Хороших исполнителей музыки того или иного композитора может быть много, а он сам как был, так и останется единственным.

Начальник Большого балета: Махарбек Вазиев

Кто такой Махарбек Вазиев и почему это прекрасный кандидат на должность директора балета Большого

Как засунуть жирафа в холодильник? Открыть холодильник, засунуть туда жирафа, закрыть холодильник (говорят, что это тест для оценки умственных способностей). Как назначить Махарбека Вазиева директором Большого балета? Позвать Махарбека Вазиева, назначить директором Большого балета. И пусть весь балетный люд стоит в изумлении — нет, а правда, как дирекции Большого театра удалось это сделать? Небалетный люд, понятное дело, спрашивает: «а кто это такой?»

В данный момент Махарбек Вазиев — руководитель балета миланского театра Ла Скала, уже семь лет. Аккуратные разборки с воинственными итальянскими профсоюзами, методичная работа над повышением качества труппы. Регулярные премьеры хай-класса. Балет в Ла Скала всегда был падчерицей, любимая дочь Опера забирала почти все деньги и всю любовь публики, а что финансируется по остаточному принципу — то, как правило, и работает не бог весть как. Но итальянская работа стала лишь результатом другой работы, имя было сделано раньше — Махарбек Вазиев до Ла Скала тринадцать лет руководил балетом Мариинского театра.

Сначала он, конечно, в этом театре танцевал. Еще раньше — учился в Вагановском училище. Школа выточила из мальчишки добросовестного мариинского премьера, из тех, что всегда чуть уходят в сторону, уступая внимание зрителей даме. Премьер — да, звезда — нет; труженик, надежный кавалер без претензий. Когда в 1995 году в Мариинке грянул скандал с главным балетмейстером Олегом Виноградовым (его задержали по обвинению в получении взятки), вышло так, что управлять труппой поручили двум артистам, приближавшимся к балетной пенсии. Предполагалось, что суперзвезда Фарух Рузиматов будет отвечать за творческую часть работы, а Махарбек Вазиев — за административную. Но Рузиматов и не думал расставаться со сценой и с многочисленными гастролями (он периодически танцует до сих пор, в свои 50 с лишним). В результате вся власть осталась Вазиеву. Директор балета, над которым нет худрука, только бог, он же Валерий Гергиев.

Те тринадцать лет балетоманы именуют ныне «золотым веком» Мариинского балета. Так совпало: и школа выпустила подряд несколько юных звезд, и Вазиев разглядел их таланты, дал дорогу. Это не значит, что Ульяна Лопаткина и Диана Вишнева никогда не ссорились с начальником — ссорились, да еще как. Но карьеры строились, театр блистал. Одно из важнейших его качеств — чутье на дарования: оно ему не изменяло практически никогда. Вырастающие дарования могли потом хлопнуть дверью — как Светлана Захарова, уход которой из Мариинского театра в Большой был, по слухам, одной из причин усугубления конфликта Вазиева и Гергиева и в результате — отставки Вазиева и его переезда в Милан. Но вот что важно: после того самого переезда Вазиева беглая балерина, ныне звезда Большого театра, стала получать приглашения в Ла Скала. То есть речи не было о том, что он «затаил». Для этого начальника качество работы важнее всего — он мог найти общий язык с кем угодно, если человек был полезен для театра, и не требовал, чтобы его окружали только ангелы во плоти.

Еще за эти тринадцать лет кардинально изменился репертуар Мариинского балета. Первые реконструкции балетов XIX века были сделаны именно здесь (проекты Сергея Вихарева — Павла Гершензона); в Петербурге затанцевали Баланчина, Форсайта, Ландера, Ноймайера, Макмиллана. Театр открылся миру, и петербуржцы могли перебирать балетные драгоценности со всего мира в собственной узорчатой коробке на Театральной площади.

В Большой театр Махарбек Вазиев приходит на пять лет (таков контракт), и первым днем его работы станет 18 марта, поскольку 17 марта истекает контракт Сергея Филина. На брифинге, предъявляя нового руководителя балета журналистам, генеральный директор Большого Владимир Урин подчеркнул, как важен не «импульсивный», а «спланированный репертуар», то есть Вазиев, получая должность директора балета, по факту становится его худруком. На вопрос МОСЛЕНТЫ, приведет ли новый начальник с собой новую команду, Вазиев ответил, что в Большом театре можно найти всех необходимых для работы людей. В Милане он доработает официально до конца сезона, но к работе в Москве приступит уже в марте.

И все-таки — как это дирекции удалось?

Вот работает человек в Ла Скала, все у него получается, и ни одной балерине, если она сочтет себя обиженной, не придет в голову жаловаться в парламент Итальянской Республики или прямо в правительство. В Большом же ни один начальник не проводит свой срок в тиши и покое, здесь даже некоторые девушки из миманса, расчувствовавшись, в силах устроить такое землетрясение, что лошади Аполлона на крыше перепугаются и понесут.

Он, мятежный, ищет бури? Ох, посмотрим, что найдет. Пожелаем удачи.

Источник публикации Мослента, 26.10.2015, Анна Гордеева

Новым директором балета Большого театра стал Махарбек Вазиев

Сегодня в Большом театре состоялся брифинг, на котором генеральный директор Владимир Урин назвал имя нового директора балетной труппы. Им стал Махарбек Вазиев, экс-руководитель балета Мариинского театра и нынешний директор балета миланского «Ла Скала». Накануне брифинга ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА расспросила МАХАРБЕКА ВАЗИЕВА о причинах его переезда в Москву, о ближайших планах и прочих подробностях его назначения.

— Вы действующий директор балета «Ла Скала», под вашим руководством труппа переживает расцвет, итальянцы вас любят и чтут. И все же вы переезжаете в Москву. Гендиректор Большого сделал вам предложение, от которого нельзя отказаться?

— Предложение очень простое — попробовать работать вместе в Большом театре. Его главная приманка — это потрясающие возможности театра, потрясающая труппа. Знаете, людям, которые вышли из недр Мариинского или Большого, как бы их жизнь потом ни складывалась — за рубежом или внутри страны,— им всегда не хватает этих возможностей. Я не скрываю — мне и раньше поступали предложения…

— В 2011 году вас звал на пост худрука балета Большого Анатолий Иксанов, он даже публично назвал ваше имя. Однако буквально накануне назначения вы в Москву не приехали…

— Ситуация так складывалась. Тогда мне казалось, что я должен доделать то, что уже начал в «Ла Скала». Сегодня считаю: главное, что я мог сделать в Милане, я сделал.

— Ваш контракт с «Ла Скала» заканчивается в будущем году?

— Нет, гораздо позже. Но в нем нет никаких пенальти (неустоек.— “Ъ”). Я разговаривал о своем уходе с Александром Перейрой (генеральный менеджер и артистический директор театра «Ла Скала».— “Ъ”), мы собираемся как-то по-человечески решить этот вопрос. Но это болезненный момент.

— То есть вас не отпускают.

— Я благодарен театру «Ла Скала», который многому научил меня, который позволил сделать столько интересных проектов. И поэтому я думаю, что после семи лет работы смогу добиться понимания. Я еще должен завершить в «Ла Скала» ряд проектов, так что речь идет о целом сезоне, за это время мне можно найти замену. Думаю, что три-четыре месяца 2016 года я буду работать и здесь, и там — мы с Владимиром Георгиевичем (Уриным.— “Ъ”) обсуждали это, и мне приятно, что тут мы нашли общий язык.

— «Ла Скала» будет ставить «Лебединое озеро» в версии Ратманского. Это и есть проект, который вы должны завершить?

— Скажу больше: может быть, для меня это самый важный проект с точки зрения творческого любопытства. И вообще. Еще в Мариинке после «Спящей» и «Баядерки» мы часто говорили с Сережей Вихаревым (автором исторической реконструкции этих балетов.— “Ъ”) о «Лебедином». Я даже нажимал на него: давай попробуем. Он как-то уходил от этого.

— Потому что от «Лебединого» сохранилось гораздо меньше материала и тут нужен не реставратор, а хореограф?

— Именно поэтому мне это особенно интересно. Когда я года два назад заговорил о «Лебедином» с Лешей (Ратманским.— “Ъ”), мы пришли к выводу, что записана примерно половина спектакля, остальное ему придется сочинять самому. Этот проект я обязан доделать в «Ла Скала». Премьера 30 июня.

— У вас с Ратманским, экс-худруком Большого, превосходные отношения — и творческие, и человеческие. Он вам, наверное, многое рассказал про Большой.

— Нет, Алексей корректный человек, не стал особых комментариев давать, поскольку решение все же принимать мне. Но все же он сказал: «Может, и хорошо, что ты так решил».

— Возможно, при вас Ратманский будет ставить в Большом новые балеты, а не только чистить свои старые постановки?

— Татьяна, вы меня провоцируете на какие-то глобальные вещи. Простите, может, я неправ, но труппа уже давно начала сезон, имеет нынешнего руководителя и расспрашивать меня о планах не совсем этично…

— Я расспрашиваю про перспективы театра.

— Если мы говорим о перспективах… Конечно, мне бы хотелось, чтобы Алексей приезжал в Большой театр. Очевидно, да. Конечно, да. Другое дело, что сейчас я не готов это обсуждать.

— На сколько лет ваш контракт с Большим театром: на проходные три года или на пять, как у тех, с кем связывают планы и надежды?

— Поскольку речь идет о возможности что-то сделать, то на пять лет, с марта 2016 года.

— Когда гендиректор Урин упразднил привычную для России должность художественного руководителя и ввел должность артистического директора, многие предположили, что на самом деле это переименование ведет к ограничению полномочий балетного руководителя. Что в его обязанности будет входить прежде всего работа с труппой, обеспечение качества спектаклей, а не выработка репертуарной стратегии. Вы обговаривали с Уриным ваши полномочия и обязанности?

— Думаю, переименование — просто дань мировой практике. Посмотрите: в «Ла Скала» я — директор балета, в Парижской опере — тоже директор балета, везде директора. Директор балета отвечает за все, в том числе за репертуар. От ограничений я настрадался, когда был заведующим труппой в Мариинском театре.

— Но вы же знаете, что в Большом есть отдел спецпроектов, который возглавляет супруга гендиректора Ирина Черномурова. Она успешно занималась тем же и в музтеатре Станиславского, когда его возглавлял Владимир Урин. Этот отдел выбирает, что будет ставить театр из новейшего репертуара. Вы выяснили, за кем будет последнее слово?

— Мне кажется, если Ирина выберет что-то, что мне покажется неуместным, будет так, как я сказал. Но по большому счету это некая провокация. Да, есть отдел перспективного планирования, проекты обсуждаются совместно, дальше — реализация этих проектов. Не вижу проблем. В прессе я читал, что Ирина Черномурова будет чуть ли не руководить балетом Большого. Это мне кажется забавным. Но мы договорились, что те проекты, которые были спланированы до меня и по которым уже подписаны контракты, надо выполнять.

— Вы — первый петербуржец, который возглавил труппу Большого в постсоветский период (в СССР труппу Большого с 1930-х годов укрепляли руководителями-ленинградцами). Не секрет, что между этими городами историческое соперничество, есть разногласия по школе, эстетике, стилистике, репертуару. Собираетесь ли вы окультуривать Большой по-петербургски или попытаетесь адаптироваться к местным обычаям?

— Надо сначала понять и изучить труппу. Думаю, какие-то вещи будут происходить естественным образом, потому что каждый из нас является носителем той эстетики, в которой он вырос. Вы правы, конкуренция между Питером и Москвой существовала всегда. Но это же здорово. Едва ли найдется еще страна, которая могла бы гордиться двумя такими великими театрами, как Мариинский и БТ.

— Если сейчас вы не готовы говорить о своих планах в Москве, тогда чисто журналистский вопрос. Ваши любимые хореографы — мертвые и живые?

— Начну банально. Это, конечно, все же Петипа. Очень дорожу им и люблю. Петипа, Фокин, Баланчин… Я мог бы продлить и дальше. Что до живых, это, конечно, прежде всего Форсайт, Ратманский. Ну и много других.

В Москве выступил легендарный скрипач и дирижер Томас Цетмайр

В программе концерта, состоявшегося 24 октября в  Концертном зале им. Чайковского в рамках абонемента Московской филармонии «Шедевры и премьеры», были сочинения Моцарта и Мендельсона.

Австрийский скрипач и дирижер Томас Цетмайр посетил Москву после 18-летнего перерыва. В 1997 году он выступил в столице с «Оркестром XVIII века» под управлением Франса Брюггена. На этот раз Цетмайр дирижировал Московским камерным оркестром «Музика вива» (художественный руководитель и главный дирижер Александр Рудин).

Оркестр «Музыка вива» — безусловный лидер по приглашению в Россию выдающихся зарубежных музыкантов — мастеров аутентичного исполнительства. С коллективом выступали дирижеры сэр Роджер Норрингтон, Кристофер Хогвуд, Кристофер Мулдс, хор Collegium Vocale Gent, исполнительница барочной музыки Вивика Жено (колоратурное меццо-сопрано) и др. В этом ряду стоит и концерт под управлением Т. Цетмайра.

«Я с удовольствием принял приглашение господина Рудина выступить с его оркестром, потому что в России замечательная публика и очень профессиональные музыканты, которые могут исполнять самую разную музыку. На этот раз мы выбрали сочинения Моцарта и Мендельсона, но, надеюсь, что у меня будет возможность представить московской публике и современную музыку, — сказал Цетмайр в интервью РИА Новости.

Под управлением маэстро Цетмайра оркестр исполнил увертюру «Сказка о прекрасной Мелузине» и Третью, «Шотландскую» симфонию Ф. Мендельсона-Бартольди. Вместе с немецкой альтисткой Рут Киллиус Цетмайер сыграл Симфонию-кончертанте для скрипки и альта с оркестром В.А. Моцарта. Не забыл маэстро и о своем обещании представить современную музыку: на бис он и Р. Киллиус сыграли сочинение для скрипки и альта швейцарского композитора Хайнца Холлигера.

Томас Цетмайр (род в 1961) — скрипач, дирижер, лауреат международных конкурсов, обладатель множества наград в области звукозаписи (Gramophone Award, Diapason d’Or De L’Annee , MIDEM Awards и др.). «Он, может быть, единственный сегодня скрипач, который в состоянии охватить все стили игры. Он настоящее дитя своего времени: с романтическим темпераментом и современными вкусами», — сказал о Цетмайре сэр Саймон Рэттл.

С 2002 по 2014 год Цетмайр возглавлял британский оркестр «Северная Симфония» в г. Ньюкасл (Англия), с которым в 2013 году выступил в Новосибирске. С сезона 2012/13 Цетмайр — руководитель Камерного оркестра Парижа. В сентябре 2016 он займет пост главного дирижера симфонического оркестра «Музикколлегиум» в городе Винтертур (Швейцария).

Александр Князев дебютировал как пианист

Известный виолончелист и органист, заслуженный артист России Александр Князев впервые выступил в Москве в качестве пианиста.

На сцене нового зала «Филармония-2» имени Сергея Рахманинова Князев сыграл Концерт № 13 для фортепиано с оркестром Моцарта в сопровождении Государственного академического камерного оркестра России под управлением Алексея Уткина.

Этот вечер стал своеобразным бенефисом А. Князева: он находился на сцене в течение всего концерта. Помимо дебюта за роялем, Князев исполнил три произведения на виолончели: Адажио Моцарта (переложение Адажио для скрипки с оркестром, медленной части задуманного Моцартом скрипичного концерта), Концертную симфонию для скрипки и альта с оркестром в переложении для скрипки и виолончели Моцарта (партия скрипки — народный артист России, концертмейстер Российского национального оркестра Алексей Бруни) и Концерт До мажор для виолончели с оркестром Гайдна.

Публика зала «Филармония-2» с воодушевлением приняла выступление Александра Князева. Финал фортепианного концерта Моцарта и виолончельного концерта Гайдна были исполнены на бис.

Александр Князев (род. 1961) — выпускник Московской консерватории по классу виолончели (1986) и Нижегородской консерватории по классу органа (1991). Лауреат конкурсов им. Чайковского (1978, 1990), им. Кассадо во Флоренции, камерной музыки в Трапани (Италия) и др.

Председатель и член жюри конкурсов в России и за рубежом, в т.ч. конкурса им. Чайковского по специальности виолончель и Первого Всероссийского музыкального конкурса по специальности орган.

Андрей Устинов представляет Мераба Гагнидзе в концерте абонемента № 163 Московской филармонии «Персона-композитор» (фотогалерея)

13 октября 2015 года в Камерном зале Московской государственной академической филармонии состоялся первый концерт абонемента № 163 Московской филармонии сезона 2015—2016  гг. «Персона – композитор»: Мераб Гагнидзе. Представление и интервью —Андрей Устинов.

Прозвучали произведения Мераба Гагнидзе «Посвящение Паганини» для скрипки соло, Соло для скрипки (премьера), Дуэт для скрипки и виолончели № 10 (премьера), Три сонаты для фортепиано №№ 6, 10, 39 (премьера) в исполнении Владислава Иголинского (скрипка), Элеоноры Теплухиной (фортепиано) и Мераба Гагнидзе (фортепиано). Начало в 19:00.

Владимира Кехмана заподозрили в невозврате валюты

Как стало известно “Ъ”, бывший гендиректор обанкротившейся группы компаний JFC, а сейчас руководитель Михайловского театра и Новосибирского театра оперы и балета Владимир Кехман помимо мошенничества может быть обвинен в невозвращении из-за границы средств в иностранной валюте. Речь идет о десятках миллионов долларов, которые были получены дочкой JFC — ЗАО “Бонанза Интернэшнл” в виде кредитов у российских банков на закупку фруктов и переправлены в Эквадор. Власти этой страны уже расследуют дело об отмывании средств, похищенных у российских банков.

Уголовное дело по факту невозвращения ЗАО “Бонанза Интернэшнл” валюты из-за границы в особо крупном размере (ч. 2 ст. 193 УК РФ) было возбуждено еще в январе 2014 года следственным управлением УМВД России по Адмиралтейскому району Санкт-Петербурга. Однако через три месяца расследование приостановили в связи с тем, что обвиняемые так и не были установлены.

Повод для его возобновления появился совсем недавно, когда следственный департамент МВД установил, что деньги выводились в Эквадор. Как уже рассказывал “Ъ”, в сентябре в этой стране на основании переданных из России материалов была проведена масштабная спецоперация. В ходе нее подтвердилась не только имевшаяся у местной полиции информация о том, что бывший представитель компании JFC в Эквадоре Дмитрий Мартинес причастен к торговле наркотиками, но и то, что он отмывал поступавшие из России деньги. По данным местных правоохранителей, в общей сложности криминальной группой во главе с 45-летним гражданином России кубинского происхождения Мартинесом, которого объявили в розыск, было отмыто $300 млн, полученных в качестве кредитов в российских банках на закупку бананов.

Отметим, что те же факты приводились в иске к Владимиру Кехману, поданном Банком Москвы в Высокий суд Лондон. По данным кредитора, в 2011-2012 годах из JFC за рубеж было выведено активов на $411 млн.

В свою очередь, руководство следственного департамента решило возобновить расследование дела по ч. 2 ст. 193 УК РФ и передать его в департамент для объединения с другим делом — об особо крупном мошенничестве в сфере кредитования (ч. 4 ст. 159.1 УК), уже находящимся в производстве следователей МВД. Связано это с тем, что в материалах расследований фигурируют одни и те же компании и лица.

По основному делу обвиняемыми проходят бывший гендиректор обанкротившейся группы компаний JFC Владимир Кехман и его деловые партнеры Андрей Афанасьев и Юлия Захарова. Им инкриминируется хищение более 5 млрд руб., которые группа компаний JFC заняла у Сбербанка, Райффайзенбанка, Банка Москвы, “Уралсиба” и других кредитных учреждений. По подсчетам самих банкиров, они одолжили структурам господина Кехмана 18 млрд руб. Скорее всего, именно эта цифра и будет фигурировать в окончательной редакции обвинения.

Сам Владимир Кехман заявил вчера “Ъ”, что прокомментировать ситуацию не может, поскольку об уголовном деле о невозврате валюты ему ничего не известно.

Источник публикации: Коммерсантъ, 23.10.2015, Олег Рубникович

В Санкт-Петербурге открылся фестиваль «Международная неделя консерваторий»

XV фестиваль «Международная неделя консерваторий» проходит в Санкт-Петербурге с 23 по 30 октября. В фестивале примут участие музыканты из России, Армении, Латвии, США, Германии, Австрии, Франции, Швейцарии, Италии, Польши, Венгрии и Турции.

В открытии фестиваля приняли участие Московская и Санкт-Петербургская консерватории. Весь вечер звучала музыка П.И. Чайковского: Торжественный коронационный марш, Pezzo capriccioso ор. 62, Вариации на тему рококо ор. 33 для виолончели с оркестром, Концертная фантазия для фортепиано с оркестром ор. 56, увертюра-фантазия «Ромео и Джульетта». Исполнители – народная артистка России, профессор Московской консерватории Наталья Гутман (виолончель), лауреат XIII международного конкурса им. П.И. Чайковского Мирослав Култышев (фортепиано), оркестр студентов Санкт-Петербургской консерватории, дирижер – заслуженный артист России Феликс Коробов.

24 октября в 13.00 на сцене Концертного зала консерватории (ул. Глинки, 2) состоится концерт – музыкальное приношение А.К. Глазунову. В исполнении лауреатов международных конкурсов, студентов и аспирантов Консерватории прозвучат вокальные и инструментальные сочинения композитора.

В этот же день в 16.00 в Шереметевском дворце выступят музыканты из высших школ Франции и Италии, а завершится субботний вечер в 19.00 в Концертном зале Смольного собора. Здесь откроется двухдневный марафон этнических ансамблей России, Армении, Польши и Турции, который продолжится на следующий день, 25 октября в Мариинском театре-2. На его камерных сценах – в Фойе Стравинского (14.00), в Зале Мусоргского (15.30), в Зале Прокофьева (17.00) и в Зале Щедрина (18.30) выступят народные ансамбли, представляющие вокальную и инструментальную музыку своих стран, песни и танцы различных регионов, а также аутентичные народные инструменты.

Насыщенный этнический марафон завершит концерт ансамбля Tecora Rodgers & The Chicago Spirituals из США.

Концертными подиумами «Международной недели консерваторий» станут также Филармония джазовой музыки (24 октября, 19.00), филармонический Малый зал им. М. Глинки (26 и 29 октября, 19.00), Концертный зал Яани Кирик (27 октября, 19.00), Эрмитажный театр (28 октября, 19.00).

Закрытие юбилейного фестиваля, которое состоится 30 октября в 19.00 в концертном зале Смольного собора, будет еще одним посвящением П.И. Чайковскому. Литургия Иоанна Златоуста прозвучит в исполнении Хора Санкт-Петербургской консерватории и Хора Академии музыки Латвии, дирижер – народный артист России Валерий Успенский.

В состав научно-практического раздела международного проекта войдут: научная конференция «Российско-польские музыкальные горизонты» (26, 27 октября), международный образовательный семинар по музыкальному менеджменту (27, 28 октября), творческие встречи, открытые лекции, репетиции и мастер-классы знаменитых профессоров.

П.И.Ч. — национальный проект

Предварительные итоги Года Чайковского — в обзоре, рейтингах, статистике и аналитике «МО»

Готовиться к юбилею Чайковского в России начали за три года до знаменательной даты. Указ Президента РФ В. Путина на эту тему появился 11 октября 2012, а 22 июля 2013 Д. Медведев подписал Постановление Правительства РФ №1291-р «О праздновании 175-летия со дня рождения П.И. Чайковского» и утвердил программу.

Чайковский — как Пушкин — «наше всё». Он — самый исполняемый в мире русский композитор. Такой же узнаваемый бренд и символ России, как Гагарин и балет. Его имя носят Московская консерватория, главный концертный зал Московской филармонии, отмечающий 12 октября 75-летие (славное имя было ему присвоено в год 100-летия Петра Ильича), главный отечественный музыкальный конкурс; театры, вузы, колледжи, школы, улицы. Именем Чайковского — единственного из русских музыкантов — назван город: в Пермском крае, в 37 км от Воткинска, где родился композитор.

Бюджет имени Чайковского

Согласно Постановлению, на мероприятия по празднованию юбилея с 2013 по 2015 было выделено 6 млрд. 623,7 млн. руб. Из них:

1 млрд. 498,6 млн. из федерального бюджета,

4 млрд. 957,9 млн. руб. из бюджета Удмуртии,

167,2 млн. руб. — внебюджетные источники.

95% этих средств (за исключением 311,6 млн. руб.) предназначались к освоению в Удмуртии. Они потрачены и на культурную, и на социальную сферу.

Полтора миллиарда из Федерального бюджета предполагалось распределить так:

400 млн. руб. — на реконструкцию зданий Национальной библиотеки.

400 млн. руб. — на реконструкцию ДК «Ижмаш» под Государственный русский драматический театр Удмуртии.

350 млн. руб. (плюс 80 млн. из бюджета УР)на реконструкцию Государственного театра оперы и балета Удмуртской Республики.

300 млн. руб.на проведение XV Международного конкурса им. Чайковского (сумма, обозначенная в 2013, реальный бюджет состязания оказался примерно в 2 раза выше).

26,5 млн. руб. из федерального бюджета (и столько же из местного, всего 53 млн.) — на модернизацию детских школ искусств Удмуртии.

11,9 млн. руб. — на следующие мероприятия в Удмуртии:

Международный музыкальный фестиваль, посвященный 175-летию со дня рождения П.И. Чайковского (1 млн.),

XVIII фестиваль «Молодые таланты на родине П.И. Чайковского» (1 млн.),

I Всероссийский фестиваль юных исполнителей классической музыки «Воткинск — родина П.И. Чайковского» (1,5 млн.),

I Всероссийский детский хореографический фестиваль «Майский ландыш» (2,4 млн.),

Создание экспозиции «Музыка, навеянная детством» и представление ее в Музее-усадьбе П.И. Чайковского (5 млн.),

Постановки в Театре оперы и балета Удмуртии балета «Лебединое озеро» в 2014 и оперы «Евгений Онегин» в 2015 (по 0,5 млн.).

4,7 млн.ВМОМК им. Глинки на три проекта: Создание электронной базы данных рукописного наследия композитора «Чайковский, открытый мир» (1,2 млн.), Международная научная конференция «Чайковский и XXI век: диалоги во времени и пространстве» (1 млн.), Выставка «Чайковский и мир» (2,5 млн.).

4,5 млн. руб.на предпечатную подготовку первых четырех томов нового академического Полного собрания сочинений композитора.

2,4 млн. руб. — для съемки двух неигровых фильмов, посвященных Чайковскому (в т.ч. К. Серебренникова). Но они так и не были сняты, и вопрос, кажется, закрыт.

Карта юбилея

Юбилейная музыкальная программа «Года Чайковского» началась полтора года назад — со второй половины 2014, и идет весь 2015. В них участвует, без преувеличения, вся Россия. Наиболее заметными точками музыкальной карты стали: Москва, Клин, Петербург, Екатеринбург и Свердловская область, родина Гения — Удмуртия. Отдельно можно говорить об особом передвижном «острове» Чайковского — XIV Московском Пасхальном фестивале В. Гергиева.

Театры

Большой театр представил «Орлеанскую деву» (концертное исполнение, проект Т. Сохиева, сентябрь 2014), премьеру «Пиковой дамы» (режиссер Л. Додин, февраль 2015), два цикла концертов в Бетховенском зале «Камерные вечера» (худ. рук. А. Гориболь), цикл концертов камерной и симфонической музыки. А уже в новом сезоне — вечер, включающий исполнение сюиты из балета «Щелкунчик» и премьеру «Иоланты» (28 октября 2015, дирижер В. Федосеев).

В «Новой опере» поставили оперу «Щелкунчик» («МО» рассказывала об этой экспериментальной премьере — переделке балета Чайковского в оперу, которая не увенчалась успехом, режиссура А. Сигаловой).

Весьма обширную программу празднований предложил Мариинский театр.

6 мая, накануне дня рождения Чайковского, во всех залах звучали его сочинения: балетный гала-концерт на Исторической сцене, «Иоланта» на Новой сцене, хоровой концерт в Концертном зале. С 21.30 до 0.00 в камерных залах Мариинки-2 — «Ночь Чайковского»: концерты камерной вокальной и инструментальной музыки. В Фойе Стравинского публике были предложены джазовые импровизации «Чижик-джаз-квартета» на темы произведений юбиляра.

7 мая на Исторической сцене шел «Евгений Онегин» (премьера 2014), а в Концертном зале Квартет им. Д. Ойстраха сыграл все три квартета Чайковского. 27 мая фестиваль «Звезды белых ночей» открылся премьерой «Пиковой дамы», а на новой сцене показывали «Лебединое озеро». Также в юбилейные дни проходили симфонические концерты из произведений Чайковского. Начиная с апреля, все балетные спектакли Чайковского, а также ряд других балетных спектаклей, были посвящены юбилею композитора. В буфетах Мариинского театра в юбилейные дни продавали десерты «Петр Ильич», все — по 175 р.

Уникальная ситуация сложилась в Михайловском театре: в репертуаре теперь сразу два «Онегиных» (В. Бархатова, премьера в сентябре 2014, и А. Жолдака, получивший в 2014 «Золотую маску» и возвращенный в репертуар накануне юбилея композитора).

В театре «Санктъ-Петербургъ Опера» 7 мая прошел гала-концерт  «Посвящение Чайковскому».

Самарский театр оперы и балета завершил сезон премьерой «Пиковой дамы» (30 июня, 4 июля).

Ростовский музыкальный театр в октябре 2014 показал премьеру «Евгения Онегина».

Пермский театр оперы и балета провел Фестиваль Чайковского (3—13 мая), в него вошли спектакль «Пиковая дама», концертное исполнение «Евгения Онегина», все балеты, камерные концерты, гала-концерт.

Свой фестиваль провел к юбилею Челябинский театр оперы и балета («Иоланта», «Лебединое озеро», симфонический концерт), а 25 и 27 июня состоялась премьера оперы «Орлеанская дева» (постановка Е. Василёвой).

Премьера «Орлеанской девы» состоялась и в Башкирском театре оперы и балета (премьера 28 и 29 мая).

В патриотическом порыве и в предвкушении возможного слияния с Мариинским театром (оно, по слухам, может произойти в 2016) Приморский театр оперы и балета обратился к редко исполняемой опере «Мазепа» (премьера 27 июня).

Можно добавить, что в 2012 А. Титель осуществил в Большом театре постановку «Чародейки».

Оперный рейтинг

В представлении большинства homo sapiens Л. Бетховен является автором трех симфоний: 3-й, 5-й и 9-й.

Судя по репертуарной политике российских оперных театров, П.И. Чайковский написал три оперы: «Евгения Онегина», «Пиковую даму», «Иоланту».

Они идут почти во всех театрах (где-то все три, а уж две — непременно).

Властитель дум — «Онегин». Премьеры «под юбилей автора» прошли в Михайловском театре (постановка В. Бархатова), Екатеринбурге, Астрахани, Ростове-на-Дону. Литературно-музыкальные композиции по опере и роману в стихах — в версии Ю. Башмета и оркестра «Новая Россия» (премьера в Екатеринбурге на III фестивале Чайковского, 30 сентября — в Москве, в КЗЧ, с участием К. Хабенского) и А. Сладковского и ГСО Республики Татарстан (премьера 26 сентября на фестивале «Казанская осень», с участием Ч. Хаматовой). Концертное исполнение — в Туле (вот уж сюрприз!).

Некоторые недавние постановки «Онегина» — например, спектакли Д. Чернякова в Большом театре и А. Жолдака в Михайловском — много лет входят в число самых обсуждаемых и противоречивых явлений российского оперного театра. Оба режиссера, кстати, получили «Золотую маску» (2008 и 2014).

Если пик премьер «Онегина» пришелся на предъюбилейный 2014, то в 2015 театры переключились на «Пиковую даму»: сразу три премьеры — в Большом театре, Мариинском (А. Степанюк) и Самарском (М. Панджавидзе). Отметим и два концертных исполнения: В. Федосеева и БСО, В. Полянского и ГАСК.

На постъюбилейную осень приходятся три исполнения «Иоланты»: премьера

в ГАБТе, концертные исполнения на открытии фестиваля Динары Алиевой в БЗК и на «Площадь искусств» в декабре под управлением Ю. Темирканова.

Феномен «Девы»

Большим сюрпризом стало повышенное внимание театров к опере «Орлеанская дева» (учитывая, что, по крайней мере, за предыдущие четверть века она являлась музыкальной общественности лишь дважды: в 1990 к 150-летию Петра Ильича Б. Покровский поставил ее в Большом театре, а в 2010 состоялось концертное исполнение в «Новой опере»). Шествие оперы по России началось год назад концертным исполнением в Большом театре (первая работа Т. Сохиева в ГАБТе). Под занавес сезона к столичной «Деве» присоединились постановки в Уфе и Челябинске.

Балет, балет, балет…

Все три балета П.И. Чайковского постоянно идут на российских сценах и ставятся вновь и вновь. Из последних — можно отметить постановку «Щелкунчика» в Новосибирске (конец 2013). Но, конечно, триумфальная поступь «Щелкунчика» по театрам, концертным залам, дворцам культуры, клубам, планетариям и т.д. России — и не только России — в рождественские и новогодние не имеет аналогов. В ноябре 2014 — январе 2015 «Щелкунчик» в различных интерпретациях (как балет, а также как опера, театрализованное представление, филармонический концерт, литературно-музыкальная композиция, интерактивное действо, прямые трансляции на большом экране…) прошел в десятках городов нашей страны и десятках стран мира. Гениальную партитуру Чайковского слышали и ставили в разных концах света: США и Нидерландах, Парижской опере и «Ла Скала», Венской опере и Театре Колон в Буэнос-Айресе, в Киеве и Одессе, Риге, Вильнюсе и Таллинне, в Израиле и Египте, Хорватии и Турции, Сиднейской опере и Финской опере…

МАМТ представил два балетных «Чайковских-гала» с участием У. Лопаткиной, артистов Пермского театра оперы и балета и участников проекта «Звезды русского балета».

Театр «Балет Москва» — спектакль «Романтика балета».

Фестивали и концертные проекты

Музыка Чайковского заняла львиную долю симфонической программы на Пасхальном фестивале В. Гергиева (она звучала в 40 из 50 концертов). В Клину прошел Международный фестиваль имени Чайковского (30 апреля – 7 мая) с участием В. Федосеева и БСО, М. Плетнева и РНО, В. Гергиева и Д. Мацуева, А. Рудина. На праздник заехали Р. Мути с Венскими филармониками, до этого их концерты прошли в Петербурге и Москве. Кто организовал эти гастроли, где «начала» и «концы» визита одного из лучших оркестров мира — осталось тайной. Но судя по тому, что в столице гости выступали во Дворце Съездов в Кремле, с его чудовищной акустикой, можно предположить, что этими гастролями занимались непрофессионалы. И вряд ли этот концерт в Клину станет знаковым  и как-то повлияет на судьбу и статус музея: ведь, по словам П.Е. Вайдман, там нет даже приличного концертного зала…

Московская консерватория 5 апреля провела в Малом зале «Чайковский-марафон» с участием 15 педагогов фортепианного факультета.

В. Федосеев и БСО им. Чайковского провели цикл концертов «Час, день, вечность…» в Большом и Рахманиновском залах консерватории, КЗЧ, в Клину.

Фестивали, абонементы, гала-концерты, спектакли, концертные исполнения опер и т.д. прошли в большинстве филармоний и концертных организаций России: от Абакана до Кургана, от Казани до Рязани, от Череповца до Хабаровска, от Архангельска до Петропавловска-Камчатского, от Петрозаводска до Сочи… У всех и у каждого — свой Чайковский.

На родине героя

Для Удмуртии юбилей Чайковского — словно национальный праздник. Из местного бюджета профинансированы многие культурные мероприятия, конкурсы, издания книг, нот; реконструкция и реставрация домов и улиц г. Воткинска (Музея-усадьбы П.И. Чайковского, дома, в котором он родился, других исторических зданий), реконструкция и капремонт учреждений культуры. А еще — строительство детских садов, строительство и реконструкция спортивных и медицинских учреждений, и даже «реконструкция сетей магистральных водопроводов, канализаций, замена оборудования на очистных сооружениях, строительство артезианских скважин, локальных систем канализаций в г. Воткинске» и «ремонт дамбы Березовского залива, укрепление береговой линии Воткинского пруда».

Можно только порадоваться за регион, который сполна использовал возможности, появившиеся в связи с юбилейной датой. Восхититься пробивной силой удмуртских властей. Такое впечатление, что Постановление посвящено не столько великому русскому, сколько великому удмуртскому композитору. И писали этот документ именно в Удмуртии.

Руководители Удмуртии отмечали, что юбилей Чайковского важен не только для музыкантов, но и для республики, и для всей России.

Глава УР А. Соловьев увидел в музыке Чайковского скрытую политическую силу, не обошлось и без «русской души»: «Чайковский — не просто великий сын России. Нет уголка на земле, где не звучала бы его музыка. Она любима, она понятна всем. Сегодня политики Запада хотят нашей изоляции от мира. Хотят превратить нашу страну в своеобразную “резервацию”. Уверен, что большинство простых людей в других странах — не враги, а потенциальные друзья России. И мы можем через голову политиков обратиться к ним напрямую через творчество Чайковского. В его мелодиях раскрывается русская душа. И через музыку Петра Ильича она будет понятнее за рубежом».

Премьер-министр В. Савельев заявил о том, что Чайковский нужен как бренд региона, и что 175-летие композитора — «наша визитная карточка, благодаря которой мы хотим, чтобы сюда приезжали творческие коллективы и бизнесмены. Хотим повысить инвестиционную привлекательность региона <…> через узнаваемость в российских СМИ, в международных средствах массовой информации, через интернет-сообщество, чтобы республику узнали как можно больше, и это способствовало бы и нашему развитию».

30 марта премьерой балета «Лебединое озеро» после реконструкции открылся Государственный театр оперы и балета Удмуртии. Этим мероприятием в Удмуртии началась программа празднования 175-летия со дня рождения композитора. Незадолго до этого театру было присвоено имя П.И. Чайковского.  Прошли фестивали «На родине Чайковского» и «Воткинск — родина Чайковского», гастроли Д. Мацуева, Б. Дугласа, оркестра Мариинского театра и др. В числе участников мероприятий — Л. Казарновская, А. Волочкова, пианисты А. Гиндин, Б. Березовский, Ф. Копачевский и многие другие известные мастера культуры.

(подробная программа: http://www.udm-info.ru/news/politics/30-03-2015/itchaykovskprogramm.html).

Был разработан и утвержден логотип празднований на основе почерка  Чайковского.

Воткинск, 7 мая

Программа празднований на родине композитора в юбилейный день была не просто разнообразной — сногсшибательной! Вот некоторые ее пункты:

  • Торжественное открытие народного праздника «Юбилей с Чайковским» у памятника Чайковскому;
  • Работа площадки «Галактика Чайковского» с  участием  творческих коллективов из Москвы, городов Удмуртии и соседних регионов;
  • Праздничный сход у Благовещенского собора. Колокольный звон. «Литургия» Чайковского в исполнении хора «Алатау» (Казахстан). Праздничная служба в соборе. Открытие мемориальной Доски в честь крещения в соборе П. Чайковского;
  • Цирковое представление в Городском сквере на Центральной площади
  • с участием цирковых коллективов Пермского края и Удмуртии, Сарапула, Ижевска, Воткинска. Мастер-классы со зрителями;
  • «Мой любимый зоосад». Работа передвижного зоосада эколого-биологического центра;
  • Читательская беседка «Любимые книги Петра Чайковского в детстве». Детское кафе;
  • Базар мастеровых Воткинского завода». Выставка-продажа изделий народных промыслов и проведение интерактивных мастер-классов;
  • Концерт самодеятельных народных коллективов Удмуртии;
  • Фестиваль актуального искусства «Музыка без границ» с участием молодежных коллективов;
  • «Перфоманс на набережной»: «Чайковский и семья». Фото с семьей Чайковских. Выставка работ учащихся художественного отделения ДШИ №2 , пленер учащихся, аква-макияж, мастер-классы прикладного искусства;
  • Музыкально-игровая программа «Детские игры периода пребывания семьи Чайковских на Воткинском заводе»;
  • Выступление сводного детско-юношеского хора Удмуртии и мастер-класс Л. Казарновской для его участников;
  • Детское («Вальс цветов») и взрослое дефиле;
  • Детскотека «В поисках ореха Кракатука» с участием Гр. Гладкова;
  • «И бал шумит во всей красе» (показ бальных танцев I пол.XIX века);
  • И в завершение — Фестиваль фейерверков на музыку Чайковского на городском пруду.

Вот уж поистине — наше всё!

Екатеринбург — особый проект

С Удмуртией мог соперничать только Екатеринбург — по изобретательности, количеству мероприятий и охвату сегментов слушателей (в т.ч. школьников, пенсионеров, спортсменов и политиков).

Министерство культуры Свердловской области и Свердловская филармония также прагматично подошли к юбилею: провели серию культурно-просветительских мероприятий в рамках проекта «Наш Чайковский», направленного на формирование нового культурного бренда Среднего Урала.

Суть проекта выражается слоганом «Чайковский ближе, чем ты думаешь». В нем есть и указание на «территориальную» близость к Алапаевску (месту, где Петр Ильич провел часть своего детства), и стремление показать, что творческое наследие композитора открыто и близко каждому человеку, и, создание условий для приобщения к музыке Чайковского самого широкого круга слушателей.

5 ноября в ТАСС (г. Екатеринбург) состоялась пресс-конференция в формате телемоста Екатеринбург—Москва—Санкт-Петербург. В пресс-конференции в Екатеринбурге приняли участие министр культуры Свердловской области П. Креков, директор Свердловской филармонии А. Колотурский и директор хоккейного клуба «Автомобилист» А. Куликова. Вот уж действительно спорт и музыка идут «рука об руку». От Москвы выступали директор Департамента культурного наследия Минкультуры РФ М. Брызгалов, пианист Д. Мацуев и проректор Московской консерватории А. Бондурянский. Санкт-Петербург представляли зам. художественного руководителя Санкт-Петербургской филармонии Е. Петровский и музыковед Л. Гаккель.

Праздновать юбилей П.И. Чайковского начали 6 ноября 2014: этот день был объявлен в регионе «Днем музыки Чайковского».  Правда, не подумал о том, что в этот день отмечалась 121-я годовщина его смерти. С обращением к жителям Среднего Урала выступил Губернатор Свердловской области Е. Куйвашев.

Музыка Чайковского действительно звучала повсюду: по ТВ и радио, в правительстве региона, свердловском парламенте и министерствах, в ДК, на школьных линейках, в библиотеках, кинотеатрах и даже на улицах. Произведения Чайковского транслировали в крупнейших торгово-развлекательных центрах («МеГа», «Гринвич», «Радуга-Парк», «Алатырь» и т.д.). В торговом центре «МеГа» прошел танцевальный флешмоб под начальную тему (узнаваемую, правда, с трудом) из 1-го фортепианного концерта Чайковского. Интересно было бы провести социологическое исследование, повлияла ли — и как — музыка Чайковского на покупательский спрос.

В Екатеринбурге в акции приняли участие все 64 городских учреждения культуры.

Центральное событие акции «День музыки П.И. Чайковского в Свердловской области» — концерт УАФО под управлением Д. Лисса (солист — пианист А. Коробейников). Он транслировался в Филармонических собраниях и мини-залах Виртуального концертного зала Свердловской филармонии в населенных пунктах области: Алапаевске, В. Пышме, Заречном, Ревде, Каменск-Уральском, Ирбите.

Кроме того, были охвачены 30 муниципальных образований Свердловской области.

Молодежь приобщали к «нашему всему» с помощью современных технологий: интернет-викторин, просмотра фильмов-концертов, соцопросов среди горожан, мультгостиных.

В преддверии акции, 3 ноября, в КДЦ Калиновского сельского поселения была проведена расслабляющая гимнастика под музыку П.И. Чайковского. Танцевальный вечер для взрослых «Музыка нас связала» по произведениям П.И. Чайковского прошел в ДК «Маяк» п. Сама Ивдельского городского округа. Учащиеся Серовского техникума сферы обслуживания и питания организовали тематическую линейку и конкурс стенгазет на тему «Наш Чайковский». А учащиеся  Новоасбестовской ДШИ просвещались на экскурсии в Дом-музей П.И. Чайковского в Алапаевске. Во время матча хоккейной команды «Автомобилист» (Екатеринбург) звучали фрагменты сочинений Чайковского.

На телеканалах Екатеринбурга и городов области находился в ротации видеопроект «Чайковский: Живой журнал». Известные музыканты, актеры, режиссеры читали отрывки из переписки П.И. Чайковского и Н.К. фон Мекк. В съемках приняли участие Д. Мацуев, К. Хабенский, Д. Крамер, Н. Коляда, Б. Березовский, В. Минин, А. Варгафтик, О. Перетятько, А. Гиндин,  министр культуры Свердловской области П. Креков.

6 ноября 2014 в Свердловской области состоялось более 50 концертов с участием профессиональных коллективов и артистов, педагогов и учащихся училищ и музыкальных школ. А всего в рамках «Дня музыки Чайковского» состоялось более 300 мероприятий.

В апреле 2015 в СГАФ открылась выставка, посвященная юбилею композитора.

Пик празднований пришелся на 6 мая, на тот момент, когда в 15.30 над зданием Свердловской филармонии был водружен флаг в честь 175-летия со дня рождения П.И. Чайковского. Флаг укрепили Д. Мацуев и директор Свердловской филармонии А. Колотурский. Вечером в Большом зале филармонии состоялся праздничный концерт «Чайковский. Торжество»: Д. Мацуев и УАФО под управлением Д. Лисса исполнили все концерты Чайковского для фортепиано с оркестром.

С 26 июня по 12 июля здесь проходил III фестиваль музыки Чайковского, с участием В. Репина, Ю. Башмета, П. Донохоу, УАФО, ГСО «Новая Россия и др. (программа — на сайте филармонии).

Конференции

Можно отметить четыре крупных научных мероприятия. Большую рекламу получила конференция «Чайковский и XXI век: диалоги во времени и пространстве», которая проходила в ВМОМК им. Глинки 12—14 ноября 2014 (хотя логичнее было бы сделать ведущей организацией Дом-музей в Клину, все-таки объективно у него больше прав).

Организаторы конференции — Министерство культуры РФ, ВМОМК им. Глинки, Московская консерватория, Дом-музей в Клину. Сопредседатели Оргкомитета — Директор Департамента культурного наследия Министерства культуры РФ Михаил Брызгалов и ректор Московской консерватории Александр Соколов.

В конференции принимали участие ведущие специалисты-чайковсковеды, ученые-исследователи, преподаватели и учащиеся творческих вузов; представители музеев, архивов, документальных центров, издательств; известные музыканты.  В их числе — В. Федосеев, П. Вайдман, Е. Левашев, К. Зенкин, Н. Тетерина, М. Раку, В. Юзефович, А. Айнбиндер, Т. Зайцева, Д. Петров, И. Скворцова, С. Вартанов, музыковеды из Германии, Нидерландов, Бельгии, Италии, Швейцарии, США, Украины, Казахстана; руководители Свердловской филармонии А. Колотурский и Р. Хасанов, директор Дома-музея в Клину Г. Белонович, директор ВМОМК им. Глинки В. Лисенко.

Тематика конференции:

  • Современные вопросы исследования творческого наследия П.И. Чайковского. Текстологические аспекты. Возможно ли открытие нового Чайковского?
  • Проблемы публикации наследия П.И. Чайковского на современном этапе. Новое полное собрание сочинений
  • Современные исполнительские и теоретические интерпретации произведений Чайковского
  • Чайковский на театральной сцене. Проблемы сценического воплощения музыки Чайковского. Режиссер-художник-исполнитель.
  • Наследие Чайковского и современная композиторская школа.
  • Образ П.И. Чайковского на сцене и в кино. Исторический контекст и современный взгляд.
  • Архивные, музейные и библиотечные коллекции — хранители наследия П.И. Чайковского.

В рамках конференции прошли концерты и экскурсии в Клин и в музей «П.И. Чайковский и Москва».

В 2015 планируется публикация сборника материалов конференции.

Доказывая свое право на изучение наследия композитора, Клин, вместе с ГИИ и Московской консерваторией провели собственное научное собрание (28—30 октября 2014). Академия русского балета им. Вагановой провела научные чтения, издав по ее следам сборник (Вестник АРБ). Одной из главных особенностей обсуждения наследия композитора стали темы: подготовка и публикация нового полного собрания сочинений и тема рецепций произведений композитора в России и за рубежом.

Книга

Среди заметных событий «Года Чайковского» — презентация книги главного научного сотрудника Российского института истории искусств, доктора искусствоведения А. Климовицкого «П.И. Чайковский. Культурные предчувствия. Культурная память. Культурные взаимодействия». Она прошла 24 мая в рамках X Санкт-Петербургского международного книжного салона. Как сообщается на сайте РИИИ, «книга является итогом сотрудничества РИИИ с Издательским домом «Петрополис».

Книга А. Климовицкого — результат нескольких десятилетий исследовательского труда. Автор, объединив под одной обложкой статьи разных лет, отличающиеся по жанру и объему, предложил читателям, по сути, «новый портрет» русского гения, поделившись своим пониманием характера культурного назначения и творческого поведения Чайковского».

Чего же боле…?

Основные празднования прошли. Ажиотаж вокруг юбилея потихоньку спадает. Но «Год Чайковского» продолжается. Наверняка еще не все деньги израсходованы, впереди достаточно событий: премьер, фестивалей и т.д.

Но уже можно подводить предварительные итоги. Каковы они?

Начало издаваться Полное собрание сочинений: это, безусловно, мощный импульс к распространению и изучению творчества Чайковского. Жаль, однако, что так пока и не создан исследовательский институт Чайковского, либо иной информационный центр по изучению его наследия под эгидой государства, подобный институту Шопена в Варшаве.

Не появилось полное собрание записей композитора, «бокса» в супер-оформлении, как это модно на Западе? Нет и его выверенной биографии.

И все же едва ли юбилейная дата и приуроченные к ней торжества, как и все плюсы и минусы в проведении мероприятий Года, могут повлиять на статус П.И. Чайковского в России и в мире. Он и до юбилея, и после него продолжает входить в пятерку величайших музыкальных гениев всех времен и народов, «олимпийцев» — наряду с Бахом, Моцартом, Бетховеном и Шопеном. И в число самых популярных композиторов во всем мире.

Чайковский всегда звучал, звучит и будет звучать, независимо от юбилейных и памятных дат. И это, пожалуй, главный итог Года Чайковского в России.

Книжный магазин будущего

«Москва» — пионер новых технологий, место встреч интеллектуалов

Магазин «Москва» — образец уникального книжного магазина, развивающегося в ногу со временем. При успешной коммерческой деятельности здесь удается соблюсти гармонию между максимумом просвещенческого запала и желанием работать с каждым покупателем отдельно.

В магазин за ходят около 7000 человек в день. Из них 70% — постоянные клиенты. За день продается примерно 2 500 наименований книг, в месяц — около 25 000, в год — около 65 000. Цифры точные, ведь ноу-хау директора «Москвы» Марины Каменевой — постоянное проведение социологических исследований: читательские предпочтения, лояльность покупателей, статистика посещаемости и покупательская способность, удобство пребывания в магазине и многое другое.

В этом магазине меньше покупают детективы и любовные романы, что позволяет говорить об особой потребительской аудитории: это интеллектуальные, начитанные люди, разбирающиеся в именах и названиях актуального книжного процесса. Магазин «Москва» стал первым пропагандировать электронную книгу. В торговом зале есть место, где читатель учится пользоваться ею. Здесь же электронные книги можно купить и скачать.

Здесь каждый продавец умеет найти книгу за считанные секунды. Действует удобная система поиска, индивидуальные рассылки по тематикам. Развита дисконтная система, подарочные сертификаты на любую сумму. В тандеме работает интернет-магазин, в котором можно купить те же книги, но дешевле. Вроде бы нарушение всех правил бизнеса и конкуренции, но это работает!

Магазин активно включен в актуальную культурную ситуацию: в Пушкинском музее выставка прерафаэлитов‑художников — а на Тверской выставлены прерафаэлиты-поэты. Выгодно и интересно всем. Постоянно проводятся презентации и встречи с авторами: недавно в гостях побывали танцор и хореограф Владимир Васильев, писатели Людмила Улицкая, Татьяна Толстая и Михаил Веллер, поэт Евгений Евтушенко, тренер по фигурному катанию Татьяна Тарасова.

Два в одном

Сейчас под брендом «Москва» действует два магазина. Один — небольшое традиционное пространство на Тверской улице, 15, куда десятилетиями ходят любители книги. Немного тесное, но уютное, привычное! Второй — новое, на Воздвиженке, 4. Просторное, здесь много «воздуха», с продуманным дизайном, создаваемым специально под заказ. Это не только территория для продажи книг, но и культурный центр, где можно встретиться, попить кофе, обсудить новинки и получить информацию о модных трендах в книжной индустрии. Другой формат, сделанный под молодежь. Как неоднократно говорила Марина Каменева, это книжный магазин завтрашнего дня.

В магазине на Воздвиженке нет привычных рубрикаций и алфавитных указателей. А делаются интересные тематические выкладки — «Это нам запрещали читать», «Лучший автор в такой-то стране», «Это сейчас читает весь мир», новый зал «Россия», где представлены все достижения нашей страны, запечатленные в книгах. Есть специальный шкафчик «Дебют».

Бизнес плюс просвещение

В интервью «МО» Марина Каменева рассказала о новой роли книгопродавца, о читательских предпочтениях за последние полгода и сложностях российской книжной ситуации.

МО | Что такое, на Ваш взгляд, современный книжный магазин?

Марина Каменева: Современный книжный магазин — это прежде всего пространство, где люди, влюбленные в книгу, чувствуют себя комфортно и свободно. Здесь можно встретить человека, близкого тебе по духу и влюбиться, выпить чашечку кофе, просмотреть новинки, написать реферат, почитать книгу одновременно с другом и обменяться мнениями. Если позволяет площадь магазина, то можно посмотреть фильм, побывать на встрече с автором, посетить публичную лекцию на интересующую тебя тему, или на мастер-классе научиться тому, что тебя увлекает.

МО | Возможен ли он в России?

МК | Да, безусловно! И они уже есть, не только в Москве и Санкт-Петербурге, но и в других городах России.

МО | Что мешает развиваться сегодня книжным магазинам в России?

МК | Макроэкономика, экономическая ситуация внутри страны. Тут много факторов — стоимость аренды и коммунальных услуг, доставка книги и т. д. Кроме того — отсутствие внутренней культуры у ряда чиновников. К сожалению, не помогает и телевидение, где по десять раз в день показывают людей, делающих селфи, но не показывают людей, читающих книги.

МО | Можно ли считать продажу книг бизнесом, который приносит доход?

МК | Конечно, это бизнес. Но бизнес, имеющий особые составляющие — культурно-просветительскую, образовательную, идеологическую. И очень важно, чтобы это понимали те, о ком я уже говорила — и чиновники, и люди, курирующие медиа-каналы. Понимали и отводили нам особую нишу среди социально значимых учреждений культуры. И тем самым открывали возможности определенных льгот, в которых книжные магазины так нуждаются.

Бумажное и виртуальное

МО | Как Вы конкурируете с интернет-ритейлом (Ozon, специализированные детские онлайн-магазины, интернет-магазины самих издательств)?

МК | Если говорить о книжных интернет-магазинах, то тут борьба идет неравная. Цены у них ниже, так как издержки меньше. Мы для них являемся «витриной», так сказать, работаем на них. Люди присматривают у нас книги, выбирают, а потом часть покупателей все равно к ним уходит.

МО | Есть ли разница в предпочтениях «реальных» покупателей, которые приходят в магазин, и интернет-покупателей?

МК | Как правило, нет, так как в нашем магазине это не разные аудитории. Одни и те же люди покупают книги на Тверской и Воздвиженке и через наш интернет-магазин.

МО | Как меняется уровень продаж печатной книги и электронной?

МК | Продажи легальных электронных книг незначительно растут, но этот рост неспособен перекрыть падение продаж книг печатных — объемы реализации тех и других несопоставимы. А тематика электронных книг расширяется.

Деньги или книги?

МО | Какая средняя цена на книгу сейчас?

МК | Примерно 400—450 рублей. В I полугодии 2015 цена выросла приблизительно на 10% по сравнению с прошлым годом.

МО | Какую сумму покупатели готовы отдать за книгу?

МК | При проведении опросов сами покупатели говорят, что готовы потратить на книги около 1500 рублей в месяц и купить около 3 книг. Но по нашим данным средний чек покупателя составляет около 900 рублей и содержит 2 книги. Так что реальность расходится с их ответами.

МО | Сколько составляет наценка магазина на книгу?

МК | Наценка, прежде всего, зависит от отпускной цены поставщика. Затем составляется математическая формула, куда вносятся параметры издержек предприятия — прямых и косвенных, связанных с затратами на торгово‑технологический процесс, аренду, зарплату… Цена формируется автоматически. В целом, по рынку, наценка колеблется от 35 до 100%.

МО | Насколько отличается цена интернет-магазина?

МК | Если брать соотношение интернет-цен у нас и в специализированных интернет-магазинах, то там они ниже на 10—15%.

Время книги

МО | Сколько времени книга продается в Вашем магазине?

МК | По всему ассортименту можно выделить три основные группы. Во‑первых, классика (не только художественная литература) — такие книги в магазине продаются всегда. Это Толстой, Достоевский, Гумилев, Ключевский, Станиславский.

Во‑вторых, так называемые книги с долговременными продажами (long-seller). Вот несколько ярких примеров таких книг: «Все потерять и вновь начать с мечты» Вадима Туманова, «Похороните меня за плинтусом» Павла Санаева, «Источник» Айн Рэнд. Книга «Шантарам» Грегори Дэвида Робертса отлично продается уже более 8 лет без какой-либо рекламной поддержки.

Третья группа — это новые книги, которые хорошо продаются 2—3 месяца, а далее продажи резко падают и через полгода почти останавливаются.

МО | Книга может передвигаться в пространстве магазина?

МК | Это постоянный и очень активный процесс. Новые книги с большим, по нашему мнению, потенциалом и имеющие художественное или научное значение, выставляются на приоритетную выкладку, потом книга может переместиться на другую выкладку или «уйти в полку».

Магазин не может себе позволить хранить книги 3—5 лет, если у них низкая оборачиваемость, мы их возвращаем издательству, а покупатель, при острой необходимости, может получить такие книги по предварительному заказу.

МО | Есть ли сезонные пики продаж, на какое время они приходятся?

МК | Сезонные пики продаж в нашем магазине приходятся в основном на праздничные периоды, февраль — март и декабрь. Еще один традиционный для книжной торговли пик — август — сентябрь с учебной кампанией — у нас сильно не выражен. Мы не продаем школьные учебники.

МО | Можно ли регулировать спрос?

МК | Для того чтобы регулировать спрос, надо сначала его изучить. Но основную работу по созданию спроса и продвижению книги должны вести издательства и СМИ. Наши возможности по продвижению книги — это мерчендайзинг (например, проект «Книга месяца», специальные выкладки), витрины, внутренняя реклама, сайт магазина, социальные сети и тематические рассылки.

Самую первую книгу о Гарри Поттере наш магазин продал больше всего, именно по причине правильного позиционирования, ибо тогда в России об этой книге еще не знали.

Наш проект «Книга месяца» подарил читателям знакомство с такими талантливыми авторами, как Андрей Аствацатуров и Алексей Моторов. Кстати, встреча с автором является не инструментом для создания спроса, а скорее его результатом.

В связке

МО | Как магазин работает с издательствами?

МК | Наша работа с издательствами — это многолетнее партнерское сотрудничество. Основа этой работы — информационное взаимодействие. Издательства рассказывают нам о планах выпуска литературы и продвижения книг, проводят устные обзоры как для товароведов и маркетологов, так и для продавцов, дают рекомендации по мерчендайзингу. Мы же предоставляем им информацию по продажам и спросу, списки книг, которые необходимо издать. Нередко издательства консультируются с нами, прежде чем издавать книгу или утвердить ту или иную обложку издания. Также мы проводим совместные акции по продвижению книг и презентациям.

МО | Вы сами отслеживаете новинки? Сказываются ли Ваши личные предпочтения или в первую очередь Вы руководствуетесь ожиданиями покупателя?

МК | В первую очередь, конечно, мы оцениваем книгу с точки зрения интересов наших покупателей. Тем более что за столько лет мы хорошо представляем себе их литературные вкусы и интересы. А что касается новинок, то мы и сами находим информацию в интернете, и издательства присылают планы выхода книг. Обязательно отслеживаем зарубежные сайты, чтобы узнавать о тенденциях мирового книжного рынка и новых книгах, которых еще нет на русском языке.

МО | Есть ли сегменты книжного рынка, требующие особого внимания магазина, дополнительного продвижения?

МК | Да, безусловно, есть. Люди читают сегодня и легкую, развлекательную литературу, и серьезную. Но книги известных блогеров, так называемое легкое быстрое чтение, сами в одно мгновение могут стать бестселлерами благодаря вирусному маркетингу в интернете. А мы, используя доступные нам средства, можем обратить внимание читателей на более серьезные произведения, как художественные, так и из сегмента non-fiction, например, на книги по психологии или естествознанию. У нас есть даже специальная выкладка — «Личная библиотека интеллектуала».

.

Бизнес-учебник от Марины Каменевой

Есть такие читатели, которые с детства имеют вкус, знают, чего хотят, мы им как эксперты не очень нужны. Но наибольший процент людей — которые не знают, что с этим делать вообще. И вот здесь мы должны внедряться в их умы — потому что эти люди очень подвержены советам, моде в чтении. Когда Путин как-то на вопрос, читает ли он книги, ответил: «Нет, я слушаю их», у нас аудиокнига Ключевского резко пошла вверх. Вот если будет принято, например, на заседании правительства раз в неделю хотя бы спрашивать — что вы читаете, обмениваться мнением о прочитанном…

Мне хочется жить в этой стране — столько, сколько мне осталось, — в нормальном обществе, а не в обществе дебилизованном. И если у меня есть возможность влиять, в рамках моей компетенции, то я как-то должна это делать. Если у нас есть возможность показать какие-то книги, которые могут в этом море затеряться, какого-то писателя, на наш взгляд, достойного, то мы это и делаем.

Когда говорят, что 500 рублей для книги — дорого, то я напоминаю о купленной ребенку шоколадке за 150 рублей и мороженом за такую же цену, от которых ничего нет, кроме вреда, и которые он съел в одну секунду. При сравнении получается, что цена книги не так уж и высока.

Я давно говорю маленьким издательствам, что им нужен общий структурированный сайт, чтобы и книжные продавцы, и покупатели могли видеть их книги. Иначе как узнать, что выпущено в отдаленных от столицы городах? Такой сайт нужен и нам, и покупателям. Мы готовы сделать так, чтобы покупатели через нас приобретали их книги, но не можем привозить издания, которые не пользуются спросом.

Сегодня книжные магазины — это коммерческие предприятия. И они должны быть прибыльными для того, чтобы покрывать свои издержки и платить заработную плату. В этой ситуации вся надежда на людей, для которых книжный бизнес не основной, но они любят книгу и готовы открывать книжные магазины. И такие примеры есть. Это крайне полезно, особенно в регионах.

Мы все время чувствуем противоречие в нашей работе. С одной стороны — бизнес… с другой — мы отягощены советским подходом к книге как неотъемлемой части духовной жизни общества. Поэтому мы не занимаемся бизнесом в чистом виде… Книги продаются все хуже, и мы делаем все, что можем. Многое делает Российский книжный союз, благодаря ему удалось сохранить какие-то магазины, но это не общая стратегия, это отраслевые потуги самосохранения. Мы пытаемся сказать, что не только на себя работаем, мы болеем за социум, в котором нам дальше жить. Для этого и денег слишком много не надо от государства… для этого скорее нужна внутренняя воля, чтобы чиновники чаще говорили об этом, чтобы было больше социальной рекламы. Авторов, которые получают премии, нужно обязательно возить по стране.

Все втянуты в ценовую войну, в которой мы изо всех сил пытаемся заслужить лояльность покупателя, чтобы он не поддавался на не слишком корректные маркетинговые ходы интернет-магазинов. Когда книга выставляется ниже закупочной цены, это уже не бизнес, это тупиковый путь. Что мы можем предложить в ответ? Как мы можем противостоять демпингу? В этом и заключается искусство продажи книг… Мы должны предлагать то, что хочет покупатель, а для этого вни- мательно изучать покупательский спрос. Вплоть до того, чтобы точно знать, в какой период времени какая возрастная группа к нам приходит, чтобы поставить соответствующую музыку, дать соответствующую рекламу и сделать выкладки именно для этого потока людей. Кроме того, современный покупатель, чтобы заказать книгу, должен иметь доступ к твоей базе данных с любого гаджета. Это очень важно.

В кризисное время: наибольший прирост продаж — это фантастика, философия, история, юмор, и, по-моему, еще география. Детективы у нас ушли в минус, как ни странно. Любовные романы в минусе давно. Это еще раз подтверждает то… что в кризис люди начинают задумываться о более серьезных вещах.

Мне нужны меценаты, которые очень много тратят деньги на духовное воспитание нации — спонсировать благотворительные программы, которые выращивают читателя в будущем.

Книжные магазины обязательно должны меняться, потому что в этой жизни меняется все — стиль, мода, предпочтения. Они не должны оставаться динозаврами. С одной стороны, хорошо, что есть преемственность. Молодежи в этих ретро книжных магазинах нет, они не хотят туда ходить. Для них книжные должны меняться, становиться более современными.

(использованы материалы изданий: «Афиша», «РГ», «Эксперт», а также радио «Свобода», программы «Наблюдатель» на ТВ Культура)

.

Социологические исследования «Москвы»

В первую очередь анализируются внутренние данные, то есть реализация во всех срезах: конкретных книг, тематик, авторов, групп товара, отдельных подразделений магазина. Выявляется динамика и тенденции спроса, выстраиваются прогнозы. Во‑первых, анализируется соответствие предложения магазина, как ассортиментного, так и ценового, потребностям и ожиданиям покупателей. Во‑вторых — рынок, спрос, ценовое предложение. В‑третьих, проводятся соцопросы среди покупателей.

Для получения данных используются внутренние данные компьютерной программы магазина: например, базы, насчитывающей более 250 000 чел. В опросах участвует около 1000 покупателей.

Для внутреннего анализа продаж нужны только электронные таблицы с информацией. В них можно увидеть динамику и структуру продаж, рентабельность; определить тенденции — рост, стабильность или спад продаж, а также влияние отдельных групп и категорий товара на эти тенденции и значимость такого влияния. Для анализа книжного рынка изучаются интернет, профильные периодические издания, статьи с анализом и прогнозами по рынку, обзоры, рейтинги продаж. Для изучения спроса покупателя, его целей, ценностных ориентиров, отношения к магазину в целом проводятся соцопросы.

Без бизнес-учебников и путеводителей

Согласно исследованиям магазина, в последние годы спрос на книги снижается. Причин много: потеря навыков чтения книги, вытеснение чтения другими формами проведения досуга, рост стоимости книг на фоне снижения доходов населения, предоставление бесплатного контента пиратскими библиотеками в интернете и т. д.

Стабильный спрос имеют детская литература и книги по искусству. На детях, как известно, не экономят, и многие родители все же и сейчас предпочитают воспитывать ребенка на книжке с хорошими иллюстрациями, а не на компьютерных играх. Роскошно иллюстрированная книга по искусству остается прекрасным подарком, и пока электронного аналога ей нет. Она доставляет большое эстетическое удовольствие. Достаточно хорошо продается русская и зарубежная проза, чего не скажешь о фантастике и детективах. Сильный спад в последние годы наблюдается в секторе бизнес-литературы. Ощутимо снизился спрос на путеводители. То есть, художественную и детскую литературу покупают больше, специальную литературу для профессионалов — меньше.

Имена

Наиболее востребованные авторы художественной литературы — это Б. Акунин, Т. Устинова, Д. Рубина, В. Пелевин, З. Прилепин. Активно покупают классиков: Ремарка, Маркеса, Фитцджеральда, Достоевского, Л. Толстого.

В сегменте нехудожественной литературы хорошо покупают:

издания по искусству, особенно серию книг Паолы Волковой «Мост через бездну»,

по естествознанию: книги Стивена Хокинга, Ричарда Докинза, Митио Каку,

по истории: это Б. Акунин «История Российского государства», Н. Усков «Неизвестная Россия»,

по популярной психологии.

Наиболее востребованные авторы 2014 года (согласно статистике продаж магазина «Москва»):

1. Борис Акунин

2. Дина Рубина

3. Паола Волкова

4. Ремарк

5. Достоевский

6. Пелевин

Портрет покупателя

Мужчины и женщины в возрасте от 25 до 55 лет, с высшим образованием, квалифицированные специалисты и руководители, москвичи с доходом чуть выше среднего.

Возрастные предпочтения

Если рассматривать взрослую аудиторию от 18 лет, то трудно выделить различия. Хорошая интеллектуальная литература востребована всегда. Новые для магазина «Москва» жанры, такие как комиксы и графические романы, все-таки больше интересны молодой аудитории.

Жанр художественно-документальной прозы был традиционно «возрастным», но сейчас сформировалась группа более молодых читателей этих книг, чей интерес к мемуарам и биографиям воспитан популярными журналами, такими как «Караван историй» и «Биография».

Музыка в буквах

В ассортименте магазина «Москва» музыкальная продукция занимает около 2%. Учебной музыкальной литературы очень мало. Отлично продается «вечная» «Школа игры на фортепьяно» под редакцией Николаева. Большой интерес вызывают биографии музыкантов и истории музыкальных групп, например, «Джон Леннон: Полный сборник интервью» и книга Луиса Портера «Джон Колтрейн: жизнь и музыка». Хорошо продается книга музыкального критика «The New Yorker» Алекса Росса «Дальше — шум. Слушая ХХ век».

Для книг по музыке существует специальный раздел «Музыка», и книги об истории музыкальных групп или биографии музыкантов попадают именно туда. Иногда они дублируются и в разделе биографий и мемуаров. А для простоты поиска книги есть ее адрес, который можно узнать на сайте магазина, в терминалах «КнигоИскатель» в торговом зале и отделе информации. Так что сложностей с поиском любой книги в магазине «Москва» не возникнет!

(Благодарим за предоставленные данные менеджера по развитию магазина «Москва» Ирину Павлюкову)

«Генделевский ренессанс»

Книга Силке Леопольд, безусловно, заслуживает внимания всех, кто интересуется музыкальным театром эпохи барокко и питает пристрастие к операм Георга Фридриха Генделя. А таких, по-видимому, немало в России. Во второй половине июля 2014 книга находилась в топ‑10 среди лидеров продаж, по версии магазина «Фаланстер» (на седьмом месте, проиграв бестселлеру П. Волковой и обогнав труды философов Зиммеля и Ясперса).

Леопольд С. Оперы Генделя
Пер. с немецкого Т. Верещагиной.
М.: Аграф, 2014. — 464 с. Тираж 1000 экз.

Гендель в России

Хотя «генделевский ренессанс» на Западе начался еще в 1920‑х годах, в нашей стране он явно запоздал. Однако прогресс налицо. С 2009, во многом благодаря деятельному энтузиазму Михаила Фихтенгольца, в Москве возникла традиция концертного исполнения опер Генделя совместными усилиями зарубежных и отечественных музыкантов. Столичная публика имела возможность услышать в прекрасном исполнении такие шедевры Генделя, как «Орландо», «Ариодант», «Ацис и Галатея», «Геракл», «Альцина», «Ринальдо».

В залы стекаются и любознательные любители оперы, и опытные ценители, знакомые с различными зарубежными записями. Однако литературы на русском языке об операх Генделя очень мало. Кроме монографии Ивана Федосеева «Оперы Г. Ф. Генделя и Королевская академия музыки в Лондоне (1720—1728)» (Санкт-Петербург, 1996), нескольких малодоступных широкому читателю диссертаций и научных статей, порекомендовать нечего. Исторически сложилось так, что за Генделем закрепилась слава величайшего мастера оратории. А жанр барочной итальянской оперы, которому Гендель отдал 36 лет своей творческой жизни, оказался в пренебрежении, поскольку не соответствовал эстетическим идеалам эпохи Просвещения и не вписывался в поэтику реализма. После 1754 года вплоть до 1920‑х годов оперы Генделя нигде не ставились. Зато в настоящее время они стали неотъемлемой частью мирового оперного репертуара. Согласно статистике, Гендель вошел в десятку наиболее популярных оперных композиторов всех эпох, а среди авторов XVIII века он по количеству исполнений занимает второе место после Моцарта.

Эта ситуация, думаю, снимает вопрос об актуальности перевода обсуждаемой книги в России. Она пригодится и слушателям, и студентам, и преподавателям истории музыки, и просто образованным людям, стремящимся расширить свои знания в этой сфере.

Автор

Силке Леопольд — видный специалист по музыкальному театру XVII — XVIII вв. В Германии ее труды хорошо известны. Правда, именно эта книга не вызвала у зарубежных рецензентов большого восторга — вероятно, потому, что западная литература об операх Генделя, не в пример русской, чрезвычайно богата. Непревзойденным по фундаментальности остается труд «Оперы Генделя», первый том которого был издан в соавторстве Уинтоном Дином и Меррилом Нэппом (дополненное издание — 1995), а второй — собственно Дином (2006). Существуют отдельные монографии о некоторых особенно выдающихся операх Генделя, о генделевских певцах, и т. д. На этом фоне книга Силке Леопольд выглядит по-своему интересной, хотя вряд ли открывающей совсем уж новые горизонты.

Гендер, кастраты и ликбез

Достоинством и в то же время уязвимым местом книги является ее структура. Первая часть — собственно монография, носящая не исторический, а проблемно-эстетический характер. Главы и их разделы имеют увлекательные, иногда провокационные, заголовки, например, «Сады, темницы, алтари: музыкальная топография», или «Кастрат как герой-любовник». Броскость приманок такого рода заставляет читателя углубиться в текст, написанный со всей академической оснащенностью. Здесь и анализ драматургических приемов Генделя, и схемы музыкальных форм, и рассуждения о тональной семантике, и экскурсы в барочную сценографию, в теорию аффектов, и многое другое, включая популярные на Западе гендерные штудии.

Автор, например, пишет об особенностях оперного стиля композитора: «Опера Генделя — не концерт в картинках, а музыкальный театр. Его музыка, как правило, возникает из представления сценической ситуации или драматического жеста, в меньшей степени — из традиционной концепции музыкального толкования слова. Уже его творческое, свободное обращение с конвенциальной формой арии da capo вызвано стремлением с помощью композиции привлечь внимание в первую очередь к драматическому развитию, а не к презентации аффектов или сентенций».

Читать эту часть чрезвычайно увлекательно, особенно тому, кто уже погружен в материал и не путается в героях, сюжетах, терминах и названиях. Но неофиту, желающему проследить творческий путь Генделя как оперного композитора, разобраться во всем этом будет, вероятно, трудновато. Правда, наличие хороших указателей помогает облегчить эту задачу.

Книга производит немного странное впечатление еще и потому, что первая ее часть рассчитана скорее на специалистов, а вторая представляет собою «ликбез» для всех желающих. Однако две части книги мало связаны между собой, и первая обрывается на рассуждениях об условности «счастливых развязок» у Генделя, в частности, в опере «Тамерлан». Последняя фраза этой части, наверное, вряд ли годится для обобщающего завершения текста книги: «Никогда еще в генделевской опере счастливый конец не был так близок трагедии».

Вся вторая половина труда Силке Леопольд представляет собой подробный справочник в жанре путеводителя. Оперы Генделя приводятся в алфавитном порядке названий (то есть, опять-таки, без учета хронологической последовательности). Читатель узнает оригинальное название каждого произведения, историю либретто, источники сюжета, сведения о времени и месте премьеры, сюжет в подробном пересказе. Наверное, на нынешнем российском «безрыбье» этот справочник будет полезен.

Ложка дегтя

Перевод, выполненный Татьяной Верещагиной, литературно хорош и терминологически корректен, особенно, если учитывать сложность задачи (в цитатах изобилуют итальянские фразы). Кое-где проскальзывают забавные неточности, но их количество невелико.

Монографии Силке Леопольд предпослана беседа известного знатока оперного искусства Алексея Парина с Еленой и Татьяной Верещагиными. Вероятно, цель этого непринужденного разговора — завлечь читателя в волшебный мир барочной оперы, хотя, как мне думается, обычное предисловие смотрелось бы здесь органичнее.

Петр, петух и Страсти русской музыки

В британском издательстве Ashgate вышла новая книга о Шестой симфонии Чайковского

Это издание— практически единственное культурологическое исследование, вышедшее к 175-летию со дня рождения композитора. В интервью «МО» о своей новой книге рассказывает автор — Марина РЫЦАРЕВА.

МО: Почему книга посвящена только одной симфонии?

Марина Рыцарева: Предыстория непростая. Я эту симфонию боготворила, меня всегда мучила загадка третьей части. Почему я не могу объяснить ее двойственность, ее подчеркнутую, как мне казалось, враждебность, чуждость? Что такого в ее простой и красивой музыке, что заставляет так ее воспринимать?

Ritzarev M. Tchaikovsky’s Pathétique and Russian Culture
Farnham. Ashgate, 2014. — 170 pages
(М. Рыцарева. «Патетическая симфония» Чайковского и русская культура. Фарнхэм, изд. «Ашгейт», 2014. -170 стр.)

Такое ощущение было привито с юности, по крайней мере, в ленинградской традиции, и я с ним жила всю жизнь. Это общий фон. Более непосредственный импульс я получила во время чтения курса о Чайковском в Университете Бар-Илан, в Израиле. На одном из семинаров студент, добросовестно прочитавший литературу на английском языке, сказал, что симфония заключает гомосексуальную трагедию. Для меня такая интерпретация не была новостью, я читала подобные писания в середине 1990-х, но я думала, что это курьез, который должен потонуть в более общепринятых и благородных интерпретациях. Оказалось, что не потонул, и более того, автор этой статьи, Тимоси Джексон, написал еще и книжку в серии путеводителей по классическим симфониям в издательстве Кембриджа.

В этой книге нет ни логики, ни аргументации. Поток весьма немощного сознания, не имеющий к науке никакого отношения. Ее бредовость хорошо разоблачила Марина Фролова-Уолкер в своей рецензии, но беда в том, что рецензии тонут в журналах, а книжки остаются на полке и попадают во все библиографии. Этой книжке 16 лет, и ничего, живет себе вместе с «сенсационной» теорией Александры Орловой о самоубийстве практически в каждой американской и английской университетской библиотеке. Более того, они прекрасно подходят широкому читателю, обожающему Чайковского. Но, возвращаясь к Джексону, это еще не всё. Возникла определенная полемика: в то время как Джексон считал, что в кульминации разработки (!) первой части изображается не что иное как интимная встреча Чайковского с Бобом Давыдовым, другой автор — Симон Карлинский, считал, что не с Бобом, а с его слугой Алешей Софроновым. Единственное, что оба автора не подвергали сомнению, что изображено то самое.

Это открытие было для меня шоком. Но еще большим расстройством было то, что мне нечего было возразить аргументированно. Я попыталась студентам сказать, что на самом деле это высокая музыка, о жизни и смерти, больше о смерти, и студенты, наверное, мне поверили. Но это всё не доказательства.

Однажды на рассвете в июле, я услышала нечто, что меня мгновенно пронзило. Эврика! Это был тревожный крик петуха, который буквально совпадал с главной темой Шестой.

МО | А откуда петух?

МР | Мы живем в Яффо, в смешанном арабско-еврейском районе, там, где когда-то была апельсиновая роща (помните, были апельсины с наклейкой Jaffa). Наш дом выстроили рядом с арабским имением, где держат кур. Если бы Чайковского не звали Петром, и если бы загадка Шестой меня так не разбередила в течение предшествующих недель, я бы на этого петуха не обратила внимания, как не обращала много лет. Но в данном случае сработала ассоциация из Страстей: Петр и петух, рассвет. Иисус предсказал, что Петр отречется от него три раза до того как пропоет петух. Петр и петух два неразрывно связанных элемента страстей. Вот меня и озарило, что скрытая программа этой симфонии как-то связана с историей Христа. Но как? Шесть лет, думая и собирая материал, я мечтала только о статье, но когда начала писать — получилась книжка.

МО | Какие аргументы говорят в пользу Вашей идеи?

МР | Я стала читать письма и дневники Чайковского под углом зрения его отношения к религии, к Христу, к Баху. В самом крупном плане эта симфония стоит в одном ряду со Страстями по Матфею и Мессой Си минор. Постепенно возникало все больше чисто музыкальных ассоциаций: вступление у Чайковского похоже на начальный хор Страстей по Матфею, в той же тональности (и даже со случайным диезом, необходимым атрибутом темы креста). А нисходящий хроматический бас похож на basso ostinato из Curcifixus из Мессы h-moll. Отрывок буквально совпадает, даже в метро-ритмическом плане. Я считаю, что Чайковский положил ключ от своей загадки на самое видное место.

МО | То есть симфонию Вы трактуете как своего рода Страсти?

МР | Об этом говорят так много признаков, что трудно расстаться с этой гипотезой.

Мне очень помогла статья Ольги Захаровой «Чайковский читает Библию», работы Ады Айнбиндер, ее описание того, как Чайковский читал «Жизнь Иисуса» Ренана. Книгу Ренана Чайковский, похоже, не раз перечитывал. Повествуя о последних днях, проведенных Христом в Иерусалиме, Ренан с потрясающей магией своей прозы, буквально одним-двумя предложениями, показывает, как менялась обстановка вокруг Христа — от мирного и радостного до почти мятежного и издевательского псевдо-славления.

Пометки и характер чтения Чайковским евангелий, в сочетании с письмами и дневниками, составляют отдельный текст и отражают его напряженную работу как скрытого либреттиста своих симфонических Страстей. Что-то вроде того, как он работал над либретто «Орлеанской Девы», изучая источники, вживаясь в историческую действительность, образы и ситуации, примеряя их к оперной сцене.

МО | Можно ли точно рассказать программу Шестой?

МР | Подход к программности здесь в чем-то близкий к фантазии «Ромео и Джульетта». Сцены и символы. Похоже, что из традиционных, для живописи, например, сцен-сюжетов здесь просматриваются два: в первой части — ни с чем не сравнимый по силе внутренний конфликт и его решение — ночь в Гефсиманском саду (кстати, разработку назвал гефсиманской сценой Дэйвид Браун, уж не знаю буквально или метафорически). Ну а третья часть — празднество, толпы народа, железный каркас марша, организующий и подчиняющий себе все — могут ассоциироваться с праздником Песах в Иерусалиме, римскими легионерами. Всё это заканчивается издевательствами над Христом. Этим можно объяснить то, что музыканты разных культур и поколений, не сговариваясь, слышат в этой музыке злую насмешку, не связывая это ни с каким сюжетом.

МО | В названии книги указана связь симфонии с русской культурой в целом. Расскажите об этом.

МР | У этой работы долго не было названия, которое бы меня полностью удовлетворяло, потому что я начинала писать статью о симфонии, а закончила книгой, и не только о симфонии, но и об очень важной линии в истории русской музыки. Эта симфония оказалось скрытой духовной музыкой. Это инструментальные пассионы, без текста, пусть не по Матфею и не по Иоанну, а по Ренану, по Баху, по всему комплексу европейской художественной культуры, накопившемуся к концу 19 века. Симфония появилась как бы ниоткуда, но на самом деле она оказалась неким итогом развития музыки и — шире — культуры в России.

МО | Развитие сакральной линии?

МР | Да, именно так. Если говорить схематично, то три обстоятельства во многом определили развитие музыки в России. Первое – запрещение использования музыкальных инструментов в церкви и духовной музыке. Второе – со второй трети XIX века, то есть после Бортнянского, жанр паралитургической музыки в России исчез. Третье – представление образа Христа на сцене было невозможно. То есть у русского композитора XIX века не было никакой возможности выразить свои религиозные чувства наподобие того, как делал практически каждый западный композитор в таких жанрах как месса, пассионы, реквием, Stabat mater, духовная оратория или кантата. Бах, Вивальди, Перголези, Гендель, Гайдн, Моцарт, Сарти, Паизиелло, Керубини, Бетховен, Берлиоз, Россини, Лист, Массне, Форе, Дворжак, Шуман, Шуберт, Мендельсон, Брамс, Верди и многие другие; католики, протестанты, атеисты написали бездну изумительной музыки, по количеству если не равную оперному репертуару, то сравнимую с ним. А куда русскому композитору податься? В 1860-е годы — народничество, нигилизм, любование язычеством и экзотикой — были далеко не единственными направлениями в поисках смысла жизни и идеала, как их высвечивала советская историография. Христос как культурный герой романтической эпохи с успехом сменил Прометея как героя века Просвещения, взывая к состраданию и человечности. Он не имел себе равных, именно как культурный герой.

Живописцы могли сколько угодно работать над евангельскими сюжетами: Александр Иванов, Николай Ге, Крамской, Репин, Верещагин, Поленов, Перов, Куинджи, и ряд других, скульптор Антокольский, причем каждый со своей концепцией и стилем. Достоевский мог вывести князя Мышкина фактически как Христа, оказавшегося в русском обществе, что потом сделал и Булгаков. Но все, что могли композиторы — это отдельные робкие высказывания в жанре литургических песнопений: Глинка, Серов, Римский-Корсаков, Балакирев, Чайковский, или несколько оперных эпизодов. Появление этой симфонии приходится на момент кульминации духовного искусства, во многом под влиянием Льва Толстого. У Шестой симфонии (1893) была «двоюродная сестра», погодок — оратория Антона Рубинштейна «Христос», в оригинале по-немецки «Christus» (1894, Штутгарт).

Когда-то в перестроечные годы, когда я занималась симфониями Слонимского, композитор мне пояснил, что инструментальная музыка – это ниша, свободная от цензуры. Действительно, сейчас всем известно, что так сложилось в 1930-40-е годы, начиная с Четвертой симфонии Шостаковича, (а, может, и раньше, стоит проверить у Мясковского). Теперь я поняла, что традиция возникла на полвека раньше, у Чайковского, и пришла к Шостаковичу как напрямую от Чайковского, так и через Малера. Так что, если продолжить родственные метафоры, то Четвертая Шостаковича с ее «умирающим» финалом, –  это «дочка/внучка» Шестой Чайковского. Когда я поняла весь этот историко-культурный контекст, я решилась назвать книгу так, чтобы отразить связь Патетической с культурой в целом.

Таким образом, пересматривается сложившаяся концепция русской музыки XIX века, которая обычно укладывается только в вопросы национальной или народно-национальной идеи. Эта концепция хорошо обжитая, уютная, приветливо воспринимается на Западе, для которого самым русским остаются Половецкие пляски, как, собственно, было сто лет назад, при Дягилеве. Однако Шестая симфония уникальна как по своим достоинствам, так и по своему величию. Нельзя рассматривать пейзаж русской музыки XIX века без этой башни.