Георг Филипп Телеман — 340 лет со дня рождения

Георг Филипп Телеман — 340 лет со дня рождения

14 марта 2021 исполняется 340 лет со дня рождения Георга Филиппа Телемана (1681—1767).

«При жизни слава Телемана не уступала славе Генделя; его ставили гораздо выше Иоганна Себастьяна Баха, который тогда был известен главным образом как органист» (В. Рабей). В конце XVIII в. музыка Телемана оказывается в тени его великих современников, и в XIX веке о нем уже практически не вспоминают. XX век, благодаря возрождению интереса к «ранней» музыке, извлек из небытия и Телемана. Большую роль в этом сыграл Ромен Роллан (1866-1944): его эссе «Автобиография одной забытой знаменитости. Телеман — счастливый соперник И.С. Баха» можно найти в книге «Музыканты прошлых дней. Музыкальное путешествие в страну прошлого» (третий том 8-томного «Музыкально-исторического наследия» Р.Роллана, начатого издательством «Музыка» в 1986).

«Этот человек, музыкой которого восхищались во всех европейских странах, от Франции до России, которого Шубарт называл “несравненным мастером”, которого суровый Маттезон объявлял единственным музыкантом, стоявшим выше всяких похвал, сегодня забыт и презрен. Не стараются даже что-либо узнать о нем. О нем судят понаслышке, по словам, которые ему приписывают, не давая себе труда вникнуть в их смысл. Он был принесен в жертву благочестивому рвению бахистов, таких, как Биттер, Вольфрум или наш друг А. Швейцер, не понимающий, как это И.С. Бах собственноручно переписывал целые кантаты Телемана. Этого нельзя понять. Но если любишь И. С. Баха, то уже один тот факт, что он так относился к Телеману, должен был бы заставить призадуматься. Один только Винтерфельдт, некогда тщательно изучивший религиозные композиции Телемана, отметил его историческое значение в развитии духовной кантаты», — пишет Р. Роллан.

Георг Филипп Телеман прожил долгую жизнь — 86 лет. Лишь после 80-ти пожаловался в одном из писем, что стало трудно ходить и стоять. Он оставил после себя колоссальный корпус из более чем 3000 сочинений: больше, чем Бах и Гендель вместе взятые (правда, из всего написанного Телеманом до наших дней дошло около половины: значительная часть архивов была утрачена в 1945 во время бомбардировок Берлина). Уже в юношеском возрасте музыка позволяла Телеману жить вполне безбедно, а к 40 годам его годовой доход (около 1600 флоринов) был сопоставим с доходом высокопоставленного городского чиновника.

Помимо собственно музыкального наследия, перу Телемана принадлежат теоретические работы, множество заметок, статей, писем. Он написал три (!) автобиографии — в 1704, 1718 и 1740, тем значительно облегчив работу исследователей его жизни. Творческое наследие композитора охватывает все известные в его эпоху жанры и формы. В своем позднем творчестве Телеман вплотную приблизился к классицизму. Он пристально изучал и использовал традиции французской и (в меньшей степени) итальянской музыки, благодаря чему его творчество отличалось стилистическим разнообразием, удивительным для композитора XVIII века.

Телеман был в дружеских отношениях с Генделем. Стал крестником самого известного из потомков И.С. Баха — Карла Филиппа Эмануэля.

В 1729 Телемана пригласили в Россию стать учредителем и капельмейстером немецкой капеллы при Санкт-Петербургском императорском дворе. Но он отказался. Работать в Россию поехал внук Телемана Георг Михаэль, многие годы состоявший музикдиректором и кантором Домского собора в Риге.

В 1974 в издательстве «Музыка» скрипач, музыковед и педагог Владимир Рабей выпустил монографию «Георг Филипп Телеман» — первую на русском языке.

«Исторические заслуги Телемана, — пишет В. Рабей, — признаны сейчас повсеместно и безоговорочно. Композитор, теоретик и писатель, своим творчеством неизменно служивший прогрессу искусства, звавший “идти все дальше и дальше”; художник широчайшего кругозора, раскрывавший для своей родины окна в освежающие музыкальные климаты других стран — Франции, Италии, Польши; неутомимый организатор, боровшийся за новые демократические формы концертной жизни, основатель первого в Германии музыкального журнала, Телеман в своей области был подлинным просветителем, одним из плеяды немецких гуманистов и просветителей XVIII века…<…> И все-таки Телеман, вероятно, не был бы оценен даже как историческая фигура, если бы его музыка не находила отклика у современной аудитории. Но не случайно он все чаще появляется в программах концертов, не случайно создаются общества его имени, возрастает число изданий и записей исполнения его произведений, а также посвященных ему историко-теоретических исследований».

Дмитрий ЛИЛЕЕВ, «МО»