Поль Элюар – 125 лет со дня рождения

Поль Элюар – 125 лет со дня рождения

14 декабря 1895 в коммуне Сен-Дени, что в 9 км к северу от центра Парижа, родился Эжен Эмиль Поль Грендель, более известный под псевдонимом Поль Элюар – великий французский поэт – дадаист, сюрреалист, троцкист (в разные годы и на некоторое время), коммунист (до конца жизни), «гражданский лирик» и, безусловно, мало кем превзойденный в 20 веке лирик любовный, человек честный и смелый (не только в стихах, но и в поступках).

«<…> Бросается в глаза даже не столько его редкая одаренность, сколько умение, мужая и меняясь, быть верным самому себе, своему призванию, рано осознанному долгу на земле <…>», – писал о Поле Элюаре в предисловии к сборнику стихов Элюара (вышедшему в 1971 в издательстве «Наука»; перевод Мориса Ваксмахера) один из крупнейших специалистов по французской поэзии 19-20 веков, автор книги «…К горизонту всех людей: Путь Поля Элюара» (1968, издательство «Художественная литература»), литературовед Самарий Великовский (в 2020 – 30 лет, как его не стало).

Первая авторская, набранная на ротаторе, тетрадка стихов Элюара так и называется – «Долг» (Le devoir, 1916). Расширенная и уже типографская – «Долг и тревога» (Le devoir et Vinquietude, 1917).

Поспим до утра. Распустим ремни.
Наше дело такое.
Хоть жалко ребят,
Что ночь напролет с винтовкой стоят,
Так ведь днем отоспались они!

До утра, старина, по дороге ночной
Никто не пройдет, и шиповник утонет
В темноте, и к окопам протянет ладони,
Окропленные желтой луной,
И шипами солдата не тронет.

Ну что ж, старина, ложиться пора.
Вино надоело, обрыдла игра.
Скинем винтовки, ремни расстегнем
Да развернем-ка с тобой до утра
Одеяла, набитые злющим зверьем.

(пер. М. Ваксмахера)

С юности мучимый туберкулезом, Элюар провел годы Первой мировой войны в тылу, что его угнетало и наполняло еще большей горечью стихи первых двух сборников. Он был санитаром в госпитале, а короткая отправка на фронт, которой Элюару все же удалось добиться в 1917, обернулась сильнейшим бронхитом и высылкой назад.

(Как это ни странно и страшно звучит, чахотка «нашла» Элюару первую супругу: с Еленой Дьяконовой – Gala – будущей женой, музой и моделью Сальвадора Дали – он познакомился в лечебном санатории в Швейцарии, еще до войны, и прожил в браке с 1917 по 1929; в 1918 у них родилась дочь Сесиль, прожившая до 2016; Gala посвящен сборник Элюара «Любовь Поэзия».)

Но хотя Элюар и «мальчишески» рвался в бой, от войны он «устал», что отразилось в «Стихах для мира» (Poemes pour la paix, 1918). И эта опустошенность войной не могла не связать его, на какое-то время, с дадаистами – с их нигилистической реакцией на ужасы Первой мировой, «культурным» обессмысливанием и без того бессмысленной «мясорубки» с кучей жертв, ну и, конечно, «местью» всей предшествующей буржуазной культуре.

«Впрочем, среди близких ему “дада”-разрушителей Элюара уже тогда выделяла отчетливая склонность поскорее перейти от звонких пощечин обывателю, какими они часто и охотно тешились, к вдумчивой экспериментальной работе», – пишет Самарий Великовский (полный текст его статьи об Элюаре – здесь).

Эта элюаровская установка на «вдумчивую экспериментальную работу» со словом не вполне уживалась с установками сюрреалистов на высвобождение подсознательного и так называемое «автоматическое письмо». Хотя долгие годы Элюар был одной из «визитных карточек» сюрреализма.

Разводя, как писал Великовский, на «разной почве» свой «жизнетворный костер» «созидания и дружеских уз», Элюар не боялся заступать за «общую линию»: и когда поддержал, будучи во Французской коммунистической партии, сторонников Троцкого (за что был изгнан из ФКП в 1933), и когда не поддержал в 1938 манифестный союз основоположника сюрреализма Андре Бретона со Львом Троцким (что повлекло за собой разрыв Элюара и с троцкизмом, и с сюрреализмом – с которым Элюар, надо сказать, разошелся не только политически).

Падение Франции в 1940 «разбудило» в Элюаре «гражданского лирика» и одновременно «столкнуло» его с подпольщиками-сопротивленцами. Элюар был уже к тому времени женат на Марии Бенц (Нуш) – танцовщице, модели (позировавшей Ман Рэю, Доре Маар, Пабло Пикассо), ставшей соратницей Элюара по Сопротивлению, – то есть угроза расправы висела уже над ними двоими. А в 1942 Элюар еще и демонстративно вновь вступил в Коммунистическую партию.

В 1946 Нуш (ей посвящен сборник Элюара «Легкая») скоропостижно умерла на улице в возрасте 40 лет. Последней спутницей Элюара стала Доминик Лемор – с ней Поль Элюар познакомился в Мехико на конференции сторонников мира. В 1951 они поженились. Элюар посвятил супруге сборник «Феникс», а в 1952 – скончался от сердечного приступа у себя дома в Шарантон-ле-Пон (город и коммуна южнее Парижа). Похоронен на парижском кладбище Пер-Лашез (на том же кладбище покоится и Нуш).

В 1952 композитор, клавесинист, органист Андрей Волконский (впоследствии основатель Ансамбля солистов «Мадригал», одного из авторитетнейших коллективов, специализирующегося на музыке добаховского периода) написал на стихи Поля Элюара кантату «Лик Мира».

Также среди сочинений на тексты Элюара – «Победа Герники» Луиджи Ноно (1954) для смешанного хора и оркестра, и вокальные циклы Франсиса Пуленка: «Тот день та ночь» (1936), «Свежесть и пламя» (1950), «Работа художника» (1956).

Поль Элюар – автор десятков поэтических сборников, в их числе «Град скорби» (1926), «Плодоносные глаза» (1936), «Семь стихотворений о любви на войне» (1943), «Непрерывная поэзия» (1946).

Говоря о переводчиках Элюара, нельзя не вспомнить Бенедикта Лившица (1887-1938) и Вадима Козового (1937-1999).

Среди изданий на русском языке:

  • Лившиц Б. От романтиков до сюрреалистов: Антология французской поэзии. Л.: Время, 1934;
  • Поль Элюар.Избранные стихотворения. Перевод с французского и предисловие Павла Антокольского. – М.: Издательство иностранной литературы, 1961;
  • Козовой В. Антология французской поэзии. М.: Дом интеллектуальной книги, 2001.

Поль Элюар дважды приезжал в СССР: в 1950 (по линии франко-советской дружбы) и в 1952 (по случаю 150-летия Виктора Гюго). Лауреат Международной премии мира (1953, посмертно).

Равенство полов 

Твои глаза пришли назад из своенравной
Страны, где не узнал никто, что значит взгляд,
Где красоты камней никто не ценит явной,
Ни тайной наготы тех перлов, что блестят,

Как капельки воды, о статуя живая.
Слепящий солнца диск  не зеркало ль твое?
И если к вечеру он никнет в забытье,
То это потому, что, веки закрывая,

Любовным хитростям ты веришь дикаря,
Плотине моего недвижного желанья,
И я беру тебя без боя, изваянье,
Непрочностью тенет прельстившееся зря. 

(пер. Б. Лившица)

«МО»