Марина Космовская — о своей работе над наследием Николая Финдейзена

Сорок лет подвижничества
Марина Космовская — о своей работе над наследием Николая Финдейзена
Марина Космовская. Фото предоставлено автором

Отметила юбилей Марина Львовна Космовская — ученый-музыковед, доктор искусствоведения, профессор. Ее заслуги в воскрешении имени и наследия Н.Ф. Финдейзена, на многие десятилетия фактически забытого — грандиозны. М.Л. Космовская, по сути, заново открыла музыкантскому и научному сообществу этого выдающегося деятеля русской культуры конца XIX – начала ХХ веков. 

В статье, написанной специально для «МО», Марина Космовская рассказывает о своем творческом пути, о многих годах служения Н.Ф. Финдейзену и музыкальной науке.

Дело моей жизни

Путь поиска своей темы — многогранной и захватывающей в значительной степени зависит от научного руководителя. Георгий Михайлович Кантор (1931–2013), приняв меня в свой класс Казанской государственной консерватории, поступил очень мудро: три курсовых работы, которые были созданы под его руководством – это был путь выявления моих возможностей как музыковеда. Одна из них — «Особенности музыкального мышления композиторов-симфонистов на примере первых частей 5-й и 6-й симфоний П.И. Чайковского, 5-й Г. Малера и 9-й А. Брукнера» — в стремлении найти восприятие этой музыки современниками композиторов привело к музыкальной периодике того времени и, в первую очередь, к «Русской музыкальной газете», которая потрясла по всем параметрам своим неповторимым стилистическим многообразием, отсутствием штампов, многотемьем и обилием имен авторов и корреспондентов. Вот с тех пор, с лета 1982, почти 40 лет, длится мой «роман» с Финдейзеном!

Тема моей дипломной работы, защищенной в июне 1983 — «История музыки в “Русской музыкальной газете” Н.Ф. Финдейзена». Спустя еще полгода Г.М. Кантор направил меня в Ленинград к Ларисе Георгиевне Данько (1931–2020), чье заботливое, подлинно материнское руководство продолжалось 36 лет и привело нас к полученному результату: осознанию бездонной глубины архива Н.Ф. Финдейзена, насчитывающего около 6000 единиц хранения, и тому факту, что каждая, казалась бы новая идея в моей жизни произрастает из его сокровищницы, будь то «Музыка в провинции» (как называлась постоянная рубрика в РМГ) или опыты по раннему музыкальному развитию, а особенно по музицированию – от элементарного или домашнего до высот исполнительского мастерства и организации конкурсно-концертной практики.

Спасибо коллегам

Фонды Н.Ф. Финдейзена сосредоточены в основном в Отделе рукописей Российской национальной библиотеки (Санкт-Петербург) и трех архивах: Российского института истории искусств в Санкт-Петербурге, Российского национального музея музыки в Москве и Музея-заповедника П.И. Чайковского в Клину Некоторые документы есть в Московской консерватории.

Мне помогали в работе, прежде всего, хранители фондов, особенно Наталья Васильевна Рамазанова и Полина Ефимовна Вайдман. Мои постоянные рецензенты с 1980-х – 1990-х: Эра Суреновна Барутчева, Михаил Григорьевич Бялик, Зивар Махмудовна Гусейнова и Сергей Михайлович Мальцев.

В 1990-х существенную методологическую помощь в работе оказывала Ира Федоровна Петровская — ведущий научный сотрудник РИИИ, строго исследовавшая первые изданные книги и помогавшая добиваться достоверности информации собственным личным собранием.

Я благодарна старшим коллегам — Марине Павловне Рахмановой, Александру Сергеевичу Белоненко, Аркадию Иосифовичу Климовицкому, Иосифу Генриховичу Райскину — за ценные советы, помощь в работе и видении новых ракурсов и направлений архивного поиска, обсуждение и обмен найденными и наработанными материалами.

Все чаще электронная почта приносит мне отклики об уже опубликованных рукописях: задаются вопросы об источниках информации и возможных ракурсах их разработки, о возможности получить документов, не выезжая за пределы родных городов (то есть, завуалированные предложения об их пересылке), уточняются факты, имена. Так финдейзеновская убежденность в необходимости работать на ниве музыкальной истории сообща и в третьем десятилетии XXI века утверждается в работе музыковедов.

Николай Финдейзен

Благодарность «МО»

Петр Васильевич Меркурьев и Андрей Алексеевич Устинов, да и вся редакция «Музыкального обозрения» свершила, казалось бы, невозможное в середине 1990-х, создав для меня фонд копий всех дневников Финдейзена 1920-х гг., рукописи которых хранятся в Москве, и стала мощным катализатором в работе с рукописями. Именно с этого подарка, еще с пишущей машинкой, затем с ноутбуком, запоминавшим не больше 20 страниц, и началось осуществление моей мечты об издании рукописей.

Затем последовали публикации фрагментов дневников в «МО». В 2008, накануне 20-летия «МО», было проведено исследование подшивок газеты за все годы, результаты которого показали, что именно «Музыкальное обозрение» может считаться преемником «Русской музыкальной газеты», а ее редакционный коллектив — достойным продолжателем дела Н.Ф. Финдейзена.

А когда спустя 10 лет мы пришли к 150-летию со дня рождения Финдейзена, к 125-летию «Русской музыкальной газеты» и 100-летию прекращения ее деятельности, А.А. Устинов первым поддержал идею Дня его памяти в Курске, 20 сентября 2018, в день 90-летия со дня его смерти. Все этапы этого форума – панихида в университетском храме святых равноапостольных братьев Кирилла и Мефодия с поминанием выдающихся отечественных музыкантов; творческая встреча и мастер-класс главного редактора «Музыкального обозрения»; собственно часы, посвященные анализу современного значения финдейзеновского культурно-исторического наследия и заключительный концерт лучшего струнного трио Курской областной государственной филармонии (любимой формы его домашнего и концертного музицирования) были подчинены главному — памяти выдающейся личности.

Не только «Дневники»

К настоящему времени изданы 4 тома «Дневников» Н.Ф. Финдейзена (с 1892 по март 1920). В издательстве «Дмитрий Буланин» (Санкт-Петербург) идет работа над изданием «Дневников 1920–1924». Это пятый том, финансирование издания в 2021 получено от Российского фонда фундаментальных исследований (грант № 21-112-00034). До конца года должна завершиться работа над шестым томом (1925–1928) (грант РФФИ № 19-112-00226).

Книга «Из моих воспоминаний», увидевшая свет 2004 тиражом в 600 экземпляров, сейчас готовится к переизданию издательством «Композитор • Санкт-Петербург».

Неизданными остаются «Музыкальный дневник» за 1891–1928, который Н.Ф. вел одновременно с бытовым; «Заметки, планы, наброски» — записная книжка. Вряд ли увидят свет дневники с 1888 по 1892 гг. из-за того, что многие страницы писались тайнописью, расшифровать которую мог бы только автор. А еще эпистолярное наследие, составляющее несколько сотен папок с его перепиской. Лишь малая толика этих материалов опубликована в отдельных статьях или вошла в комментарии к изданным рукописям.

«Воспоминания о Н.Ф. Финдейзене» — еще один ракурс упрочения памяти о Н.Ф. Финдейзене: от записей его современников — до наших, ведь к 150-летию со дня его рождения своим отношением к финдейзеновскому наследию поделились петербургские музыковеды Л.Г. Данько, А.И. Климовицкий, И.Г. Райскин, и украинский философ-историк, директор Института музыкознания Г.И. Ганзбург (Харьков).

Постепенно осуществляется программа переиздания книг Н.Ф. Финдейзена в факсимильном виде: с каждым годом Интернет все более радует таким систематическим пополнением. Если все 7 выпусков «Очерков по истории музыки в России с древнейших времен до конца XVIII столетия» уже второе десятилетие «живут» в PDF-варианте, то очерки музыкальной деятельности А.Н. Верстовского (1891), А.Г. Рубинштейна (1907), Э. Грига (1908) и такие работы как «Письма А.Н. Серова к его сестре С.Н. Дю-Тур», исторический очерк «Павловский музыкальный вокзал» (1912), сборник статей «Музыкальная этнография» (1926), да и все 25 годовых подшивок «РМГ» стали доступны только в последние годы. Информацию об электронных новинках аккумулирует биографическая страница Н.Ф. Финдейзена в Википедии.

Итогом всех исследований и изданий видится монография «Николай Федорович Финдейзен. Жизнь и деятельность», первая глава которой — «Детство. Отрочество. Юность» написана была еще в начале 2000-х.

Мой Финдейзен

Для меня Н.Ф. Финдейзен всегда был таким, каким я узнала его в начале 1980-х: историком музыки и критиком многотемным, потрясающей работоспособности и целеустремленности, осознающим свой путь как Предназначение, а, благодаря этому, преодолевающим исключительно своей волевой установкой все невзгоды и трудности, поднимаясь над ними и беззаветно служа только одному искусству — Музыке.

Николай Федорович, благодаря в том числе и проекту «Музыкального обозрения» по ежегодной публикации материалов «РМГ» (с 1914 по 1918) и «Дневников» (начиная с 1917) в рубрике «Рифма в 100 лет», становится все доступнее, узнаваемее, понятнее. И становится для каждого профессионального музыканта и любителя музыки человеком, душевно родственным и не только передавшим в своих трудах и материалах дух эпохи, но и раскрывающим нам нас самих. Хотя сам он свое место в истории культуры оценивал очень скромно: «Мой удел, — писал он в дневнике 19 октября 1895, — быть только фонарем, который бы ярко освещал памятники великих людей в нашу ночную темноту, чтобы люди не забывали, кто для них жил, что людям дано…»[1].

Что и сегодня делается по отношению к самому Николаю Федоровичу Финдейзену.


[1] Римский-Корсаков А.Н. Музыкальные сокровища рукописного отделения Государственной публичной библиотеки им. М.Е. Салтыкова-Щедрина. Л.: Изд. ГПБ, 1938. С. 161.

Марина КОСМОВСКАЯ