Гендель: гений театра, король оперы

Гендель: гений театра, король оперы

Интерес к фигуре и творчеству великого немецкого композитора Георга Фридриха Генделя (1685–1759), особенно к его оперному и ораториальному творчеству в России в 2010-х годах можно назвать феноменальным. Начиная с 2009, когда в Московской филармонии состоялась российская премьера оперы Генделя «Орландо» в концертном исполнении, Гендель триумфально шествует по российским театральным и концертным сценам.

Среди заметных событий последних лет — постановки опер «Роделинда», «Альцина», «Ариодант» в Большом театре, оратории «Триумф времени и бесчувствия» в МАМТе, «Альцины» в театре им. Сац, спектакля «Орландо, Орландо» по мотивам оперы Генделя в «Геликон-опере»; многочисленные исполнения сочинений Генделя в Московской филармонии с участием широко известных российских и зарубежных барочных солистов и коллективов. Последнрим по времени и поистине выдающимся событием стал фестиваль «Георг Фридрих Гендель: мир горний и мир дольний» в Московской филармонии в сентябре 2021.

В этом же ряду — многочисленные публикации о Генделе: рецензии, статьи, книги: прежде всего, написанные.

Лариса Валентиновна Кириллина. Театральное призвание Георга Фридриха Генделя
Государственный институт искусствознания, Московская государственная консерватория имени П.И. Чайковского. – М.: НИЦ «Московская консерватория», 2019. 388 с., нот., илл.

Специально для «МО» профессор Московской консерватории Лариса Валентиновна Кириллина рассказывает о своей новой книге, посвященной композитору.

«Первая на русском языке монография об оперном творчестве Георга Фридриха Генделя получила не совсем академическое, но полное важных смыслов название. Искушенный читатель сразу узнает парафразу названия раннего романа Иоганна Вольфганга Гете «Театральное призвание Вильгельма Мейстера», над которым писатель работал в 1777—1786 годах, но оставил незаконченным, использовав материал в двух более поздних романах с тем же главным героем («Годы учения Вильгельма Мейстера» и «Годы странствий Вильгельма Мейстера»). Герой с говорящей фамилией Мейстер («Мастер»), юноша из состоятельной купеческой семьи, увлеченный театром, покидает дом, чтобы примкнуть к труппе бродячих актеров. Постепенно он действительно становится Мастером и дорастает до понимания творчества Шекспира и до роли Гамлета. Однако, достигнув вершины своей актерской карьеры, он сознает, что театр — лишь внешнее проявление внутренней жизни, и покидает сцену.

Примерно то же произошло с Генделем. Правда, актером он никогда не был, но к театру его безусловно влекло всю жизнь, с ранней юности до умудренной старости. И даже когда он перестал писать оперы (это случилось в 1741), театральное призвание его не отпускало: оно прорывалось в его драматических ораториях и в тех крайне своеобразных произведениях, которые он исполнял под названием ораторий («Семела», «Геракл»), но по сути мыслил как английские оперы с хорами.

Внутренняя тема книги — Гендель как человек театра. Прирожденный драматург, мыслящий образами и характерами. Знаток театральной механики и любитель барочных спецэффектов. Тиран, заботливый пестователь, строгий воспитатель и восхищенный ценитель великих певцов со вздорными нравами и звездными капризами. Жесткий импресарио, умеющий находить титулованных спонсоров, справляться с закулисными интригами и ставить на место конкурентов. И всё это — не только ради денег и славы, а ради счастья чувствовать себя создателем нового мира, очередной оперы о царях и героях античности или средневековья, а на самом деле — о людях, мысли и страсти которых, как думалось в XVIII веке, всегда остаются неизменными.

Другая тема книги, возникшая сама собой и даже несколько удивившая автора — это прочная взаимосвязь Генделя не только с барочным театром вообще (поэтика чудесного и грандиозного), и не только с итальянской оперой его времени, а прежде всего с английским театром, причем не только с музыкальным, но и с драматическим. Парадокс Генделя заключался в том, что этот немец (вернее, саксонец), в течение сорока лет упорно писавший в Лондоне итальянские оперы, сделался неотъемлемой частью лондонской театральной жизни, и публика, для которой он работал, состояла в основном из англичан (за исключением членов королевской семьи, которые в большинстве своем были немцами, и некоторых иностранных гостей). Полемика вокруг итальянской оперы, развернувшаяся в Англии в 1710—1730‑х годах, касалась и Генделя, хотя лично его даже самые острословные критики хулить не осмеливались. И он все эти годы искал сюжеты, идеи и формы, которые могли бы поставить итальянскую оперу, считавшуюся дорогостоящим экзотическим развлечением для узкого круга аристократов-меломанов, в один ряд с крупнейшими явлениями английского театра того времени, от модернизированных постановок пьес Шекспира до драматургии Джозефа Аддисона («Катон в Утике»), Уильяма Конгрива («Семела») и новаторских приемов актерской игры Колли Сиббера, Сюзанны Сиббер и Дэвида Гаррика.

В отличие от переведенной на русский язык книги Силке Леопольд «Оперы Генделя» (М.: Аграф, 2014), сочетающей в себе сборник авторских статей и справочник, где все оперы даны в алфавитном порядке, «Театральное призвание Георга Фридриха Генделя» выдержано в историческом ракурсе. Главы общего характера, посвященные этапам развития генделевского музыкального театра, чередуются с более подробным рассмотрением самых важных опер каждого периода.

В приложении приводится список всех театральных произведений Генделя (разброс жанров здесь шире обычных представлений об опере) и таблица первых исполнений этих произведений в СССР (начиная с 1959) и в современной России (до начала 2019)».