Тело звука

Альбом фотографий главного редактора национальной газеты «Музыкальное обозрение» Андрея Устинова
Тело звука

Instrumentarium. Альбом фотографий. Большинство из них сделаны на Musikmesse, на фабрике, в концертном закулисье и были представлены на первых полосах газеты. Клавиши, струны, флейты, кларнеты, литавры, трубы, тромбоны, в своем блистательном гордом великолепии, без человека, отгородившись от него. Мир музыкальных инструментов, жесткий, холодный, загадочный, неприступный и закрытый. Государство,словарь которого стоит библиотеки языков.

Беззвучно звучащий — Instrumentarium

Андрей Устинов. INSTRUMENTARIUM. Фотографии
М.: Музыкальное обозрение;
СПб.: Композитор • Санкт-Петербург, 2014. — 108с., 186 ил.
(Библиотека газеты «Музыкальное обозрение»)

.

Царство музыкальных инструментов.

Независимые, жесткие, красивые, яркие и блестящие.

Ярмарка тщеславия.

Государство индивидуальностей, объединенных общим смыслом и родством разных национальностей: струнные, духовые, ударные…

Детали выразительны и самостоятельны.

При соединении в одном — сила их умножается.

Сами плодятся и размножаются, производят себе подобных, выстраивают иерархии — Царь, судьи, воины, рабы…

Страна закрыта. Въезд для избранных — не без преград и условий: виза, разрешение, знание языка, годы адаптации и признания. Выезд — не без потерь.

Все вместе они — армия, вот она идет на человеков. Захватит и поработит.

А пока, здесь, этот мир отгородился от нас: общается сам с собой.

Молчащее, беззвучно звучащее братство — instrumentarium.

Формы застывших звуков.

В молчании — тайна.

Tембры, индивидуальность звукоиздавания и звукоизвлечения.

Руки, губы, кисти, колени, удары, трения, дыхание, страсть, темперамент…

Столетиями накопленный репертуар…

Хранит ли инструмент память о звуках, как душа и тело души хранят память о Творце?

Звук соединился с человеком через форму.

Но здесь молчит то, что зазвучит.

Что в начале? Дуновение ветра, Дыхание, Слово, удар, стук, голос, плач, крик, эхо?

Поиски тела звука. Воля… Столетиями создавалась страна со своими характерами, интонациями, настроениями, глаголами, восклицаниями, эпитетами, терминами, словарь которой стоит не одного языка — библиотеки языков.

Бог дал звукам и душам тела, а телам уши, чтобы Слово Его прозвучало и было услышано. И силы и энергии с Земли достигли уха Бога.

Почти все фотографии, представленные в этом альбоме, в разные годы были первыми полосами газеты. Первая полоса — вход, фасад — должна захватить. Исходный импульс: остановить взгляд, сделать из смотрящего — «человека читающего» про «человека играющего»…

Сначала я с коллегами 10 лет делал коллажи:элемент музыки (знаки нотной графики, фрагменты инструментов), цитаты из произведений изобразительного искусства, пространство и состояние — предстояние, пауза перед началом звучания…

Годы шли, менялось наше понимание газеты. Менялся мир вокруг и понимание его. Менялись люди, делающие газету.

Поиски нового лица — «идеи первой страницы», обложки газеты «Музыкальное обозрение» — вели меня на выставки музыкальных инструментов,на фабрику роялей (за что особая моя благодарность Леонардо Джуричичу), в закулисье…

Традиционно на фотографиях (в портфолио) музыкальный инструмент в руках человека играющего, звукоизвлекающего. Либо рядом с музыкантом, не играющим в этот момент.

Иногда — между ними равнодушные отношения, чаще нежные. Безусловно, это любовь, полное слияние, — созидание третьего — духа, озвучание музыки, сошедшей с небес через душу композитора.

Волей и усилием создавшего звук — они срастаются, и уже то ли человек, то ли инструмент, то ли человеко-инструмент-музыка (звук).

Здесь же мир музыки нем. Мир музыкальных инструментов, без духа человеческого, без рук, ушей, губ, кистей, коленей — мир, оставленный человеком. Армия, потерпевшая поражение.

Пауза, молчание, оцепенение перед звуком. Без души, без дыхания.

Мир пустых застывших в безмолвии предметов, похожих друг на друга в своей фабричной массовости.

А за ним — пока тишина.