Русский балет в стремлении к метатеатру

Итоги прошедшего года «в области балета»
Русский балет в стремлении к метатеатру
Сцена из балета П.Л. Гертеля «Тщетная предосторожность». Спектакль Екатеринбургского театра оперы и балета. Фото Татьяна Андреева.

Год 2015‑й прошел под знаком масштабных международных фестивалей и знаковых гастролей в двух столицах. Приметы года: плотная сетка премьер в театрах-хэдлайнерах — Большом, МАМТе, Пермском и Екатеринбургском балетах, Балете Москва. Целая серия мастерских современной хореографии в Петербурге, Екатеринбурге и Москве. Но также заметный постановочный спад в остальных провинциальных труппах, которые довольствовались в лучшем случае неискусными творениями своих худруков.

Тенденции и тренды

Продолжились поиски формы нового типа многоактного спектакля: дизайнерского, интерактивного, с включениями кино, драмы, элементов камерного концерта. Это, с одной стороны, реакция на действия драматического театра, который (сначала на поле эксперимента, а теперь уже на регулярной основе) включает хореографа, композитора или саунд-дизайнера в постановочную группу лучших премьер.

С другой стороны, балет двигается по направлению к новым «медиа» в силу стремления («встроенного» в жанр С. Дягилевым) создавать новые Gesamtkunstwerk, с его единством изобразительной, музыкальной танцевальной составляющих, но взятых в формах XXI века.

2015 принес две значимые работы, возникшие в русле движения к синтетическому метаспектаклю, но с яркой балетной доминантой: это екатеринбургская «Тщетная предосторожность» П. Гертеля, подготовленная С. Вихаревым, А. Пикаловой и Е. Зайцевой, и «Герой нашего времени» И. Демуцкого в ГАБТе, сов местный продукт К. Серебренникова и Ю. Посохова. Благодаря таким работам русский балет не только сам становится конкурентоспособным на мировом рынке, но и подсказывает увядающему жанру, как ему выживать дальше: очевидно, что через мету спектакли. Так, в марте 2016 в Парижской опере три хореографа — С. Л. Шеркау и, Э. Локк и А. Пита —бесстрашно нырнули в оперно-балетный проект Д. Чернякова «Иоланта-Щелкун-чик» и стали соавторами продукции синтетического жанра.

Важно и значимо, что истоки нового направления находятся в России. Инструментом российского ноу-хау в балете остается технологически усложненный и модернизированный классический танец, а не modern dance, переживающий явный упадок сил. Именно классический танец развивают наши лучшие хореографы —Ю. Посохов, С. Вихарев, А. Ратманский, В. Самодуров, А. Мирошниченко.

Сцена из балета «Герой нашего времени». Спектакль ГАБТа. Фото Дамир Юсупов.
Сцена из балета «Герой нашего времени». Спектакль ГАБТа. Фото Дамир Юсупов.

И — раз, два, три…

Рейтинг хореографов в 2015 возглавляет В. Самодуров, который продолжил поиски идеальной модели сезона для своего театра, выпустил премьеру авторского ба-лета «Занавес» на музыку Респиги и от-крыл новые имена среди креативной молодёжи на екатеринбургской «Dance-платформе».

Высокий класс показал мастер антикварной реставрации стиля М. Петипа пи-терский хореограф С. Вихарев, родивший в Екатеринбурге лучший спектакль 2015года — «Тщетную предосторожность» (Премия «МО» в номинации «Спектакль года — балет»). После «Тщетной» его рейтинг сильно возрос.

Стабильное качество продемонстрировал и приглашенный на постановку в Большой театр Ю. Посохов. Р. Поклитару, работающий сейчас в Украине, несколько потерялся в материале («Гамлет»), ему явно помешала ранняя запрограммированность успеха со стороны руководства и неудачные партнеры. А. Мирошниченко и руководимая им труппа были выведены на второй план и частично подмяты оперой, хотя, как педагог и репетитор балета Мирошниченко-ко по-прежнему на высоте. Здешние солисты и кордебалет работают с громадной отдачей.

Не сдает позиций Б. Эйфман, выпускающий по премьере в год. Главная составляющая успеха его компании — умный менеджмент. По-прежнему Театр Балета Эйфмана является одним из самых известных за рубежом.

Изо всех сил рвется в хореографы звёздный танцовщик И. Васильев. Пока он осмысливает свое место на балетной орбите, в работах, поставленных в том числе и на себя, он пытается написать «дополнительные» ноты, чтобы выразить недосказанные в танце чувства. Его любимый композитор — постминималист М. Рихтер, моду на которого ввела «Инфра» У. МакГрегора, перенесенная два года назад в Мариинский театр из Лондона.

С оценкой «удовлетворительно» в малочисленном сообществе российских хореографов числятся К. Симонов, А. Пимонов, Ю.Смекалов, К. Кейхель и М. Петров, постоянный участник мариинской и екатеринбургской мастерских молодых хореографов.

Сцена из балета «Занавес». на музыку Отторино Респиги. Спектакль Екатеринбургского театра оперы и балета. Фото Елена Лехова.
Сцена из балета «Занавес». на музыку Отторино Респиги. Спектакль Екатеринбургского театра оперы и балета. Фото Елена Лехова.

Наш ответ Чемберлену

Из российских хореографов, которые регулярно выпускают новые спектакли в зарубежных театрах, два главных имени — А. Ратманский и Ю. Посохов. Пер-вый посвятил год работе над «Спящей красавицей» для Американского балетного театра (АБТ) и Ла Скала (копродукция). В отличие от Вихарева, который реконструирует стиль балетного спектакля М. Петипа, Ратманский фокусирует своё внимание на формате отдельных движений, пытается восстановить их первоначальный рисунок, как бы счистить с них слои, нанесенные временем. Например, он смог открыть «итальянский слой» — очень важный для времени Петипа, так как целый ряд сложных связок хореограф включал в вариации, с которыми могли справиться только итальянские балерины-виртуозки, в том числе и первая исполнительница роли Авроры — К. Брианца. Это вторая после «Пахиты» Л. Минкуса (Мюнхен, 2014) большая работа Ратманского в жанре реконструкции спектакля Петипа, и знаменитый хореограф предстает в них как продвинутый технолог танца. Ю. Посохов перед мировой премьерой «Героя нашего времени» в Большом выпустил в Балете Сан-Франциско, где он работает постоянным хореографом, сюжетный спектакль «Swimmer» на музыку американских композиторов‑песенников. Бреннан и Т. Уэйтса.

«Маска», мы вас знаем!

Решение жюри «Золотой маски» -2015 (о «Маске» -2016 — в одном из следующих номеров «МО») четко сканировало ситуацию в балете за 2014. Премии достались на самом деле сильнейшим. Были отмечены дебютный спектакль Ж. К. Майо «Укрощение строптивой» на музыку Шостаковича, поставленный хореографом из Монте-Карлов Большом, исполнители главных партий в этом балете Е. Крысанова и В. Лантратов — яркие звезды молодого поколения. Премия за лучшую работу хореографа ушла В. Самодурову за трехактную «Цветоделику», также был награжден дирижер этого спектакля П. Клиничев. В номинации «современный танец» победил спектакль Александринского театра «Экспонат/Пробуждение» в постановке А. Абалихиной.

Скрепы «Большой» литературы

Российских балетных премьер в2015 случилось не много в количественном измерении. А таких, о которых будут долго спорить — как, например, показанная в МАМТе в 2014 «Татьяна» Л. Ауэрбах в постановке Ноймайера или екатеринбургская «Цветоделика» В. Самодурова на музыку П. Чайковского, А. Пярта и М. Равеля — еще меньше.

Прошлый год наглядно показал, что наши ведущие театры практически перестали делать ставки на «креативность «своих лидеров и броско и ярко экспериментировать. Большинство премьер 2015 — результат вымученных оглядок вне давнее (в лучшем случае) прошлое компаний, поисков руководителями успешных ходов и решений, принятых некогда их предшественниками, планирования будущего по принципу «в расчете на гарантированный успех у публики» и «фланирования в тренде». Из этой серии обе премьеры Большого театра: «Гамлет» на музыку симфоний Шостаковича (№ 5 и№ 15) в постановке Р. Поклитару и Д. Доннеллана и «Герой нашего времени» И. Демуцкого от хореографа Ю. Посохова и режиссера К. Серебренникова.

«Гамлет» обещал вызвать дух бунтарского спектакля начала 2000‑х, когда полный надежд театр бесстрашно входил в так называемое «новое время», искал новую хореографию. Речь про «Ромео и Джульетту» Прокофьева, подготовленную тем же триумвиратом (важен еще художник Н. Ормерод) в 2003. Но кукольно-бутафорские ходы постановщиков «Гамлета», отсутствие развернутых танцевальных сцен эпический запрос музыки Шостаковича, оставшийся безответным, сделали спектакль лишь гротесковым эпизодом театральной летописи 2015.

«Герой нашего времени», снабженный специально написанной музыкой Ильи Демуцкого и вполне выразительной и разнообразной хореографией, входит в лидеры прошлого года, но с досадными оговорками. Достаточно поверхностный спектакль, которому явно не хватило глубины лермонтовской прозы. Формально за этот спектакль отвечал драматический режиссер, он пришел в Большой во второй раз (в 2011 Серебренников уже ставил на Новой сцене оперу Римского-Корсакова «Золотой петушок») вероятно, на волне моды на драматических режиссеров в музыкальном театре (в 2014 А. Бородин из РАМТа был приглашен на постановку «Кармен», Е. Писарев из Театра им. Пушкина — «Свадьбы Фигаро», С. Женовач — «Иоланты»). В. Урин ставил прежде всего на авторитетность, в какой-то мере даже солидность этих людей в театральной среде Москвы. Режиссеры, выстраивающие драматургию будущего спектакля в виде внятного либретто, сданного руководству заранее и таким образом контролируемого, обещали выступить гарантами если неуспеха, то стабильности процесса, работая с ними можно рассчитывать на порядок, так нужный сегодня Большому, «зализывающему» кислотные раны.

Действительно, история с нападением на С. Филина (в январе 2013) перестала муссироваться в СМИ. С другой стороны, отсутствие «жареного» сделало Большой «тихой гаванью», где на исторической сцене про-исходят «приглаженные» балетные события, вроде возобновления классики и балетов Григоровича (осенью 2014 вернулась «Легенда о любви» Меликова, относимая в тому же сезону, что «Гамлет» и «Герой»).И второе: установка на сюжетные спектакли со стратегически важными для гуманитария литературными источниками. Балет как жанр в такой ситуации выглядит фра-жильным, ищущим помощи у других жанров — драмы, кино, литературы (прозы).В то же время, Большой театр весь год предлагал московскому зрителю красивые гастрольные проекте. Лучшее, что случилось в 2015 — это масштабные гастроли Нидерланд- ского театра та н ц а(NDT‑1), который показал 2 программы на обеих сценах, включающие 4 постановки П. Лайтфута и С. Леон и один балет К. Пайт. Гастроли были призваны познакомить зрителя с голландским танцевальным мэйн-стримом в преддверии нашей премьеры вечера нидерландской хореографии, кото-рая состоялась в марте 2016. Подобное просветительское направление театра — правильный и логичный ход руководства. С приходом В. Урина Большой театр стал чаще оглядываться назад, вспоминать своих легендарных исполнителей и чтить действующих заслуженных педагогов. Двумя гала-концертами в ноябре отмечалось90‑летие ушедшей в мае 2015 М. Плисецкой (20.11.1925–2.05.2015), программу которых великая балерина успела составить сама (Д. Вишнева и артисты Bejart Ballet Lausanne исполнили «Болеро» Равеля, С. Захарова вышла в «Кармен» Бизе-Щедрина в хореографии А. Алонсо, У. Лопаткина станцевала любимый Плисецкой балет Р. Пети «Гибель розы» на музыку Малера).Громко и бравурно праздновали столетие легендарного ректора МГАХ (Московская государственная академия хореографии) С. Головкиной (1915–2004), которая воспитала целое поколение выносливых и техничных балерин Большого театра. На концерте в октябре «грозного» педагога вспоминали М. Александрова, Н. Капцова, М. Аллаш, А. Антоничева и дерзкая внучка Головкиной С. Гайдукова, которая как танцовщица и как хореограф сегодня является одной из самых интересных фигур в сфере современного танца Москвы. Ещё одним важным событием по теме «память» стало открытие 19 октября на Новодевичьем кладбище памятника балерине Большого театра М. Семеновой(1908–2010; авторы С. Шаров и А. Рукавишников).

Сцена из балета «Sehnsucht/Томление» на музыку Людвига ван Бетховена. Спектакль Нидерландского театра танца. Фото Rahi-Rezvani
Сцена из балета «Sehnsucht/Томление» на музыку Людвига ван Бетховена. Спектакль Нидерландского театра танца. Фото Rahi-Rezvani

Неоклассики

Стабильно и ровно работала в 2015 балетная труппа МАМТа. И. Зеленский ведет последовательную политику руководителя репертуарного театра, в котором один и тот же спектакль идет не более двух-трех раз подряд, зато возобновляется в течение года несколько раз. После сюжетных блокбастеров К. МакМиллана — «Манон» на музыку Ж. Массне и «Майерлинга» на музыку Ф. Листа Зеленский сделал паузу и сосредоточился на более абстрактных проектах, посвященных творчеству одного хореографа. Летом прошла премьера балетов американского мэтра Дж. Роббинса, младшего коллеги Баланчина, на музыку Шопена («В ночи», «Другие танцы» и «Конкурс»). Балеты Роббинса — уже «поседевшие» новинки, но все театры мира продолжают танцевать эту неоклассику XX века. Для Зеленского с его культом приглашения в рядовые спектакли звезд (С. Полунин, Н. Осипова) и наличия духоподъемных наклеек «soldout» на афише, переносы английской и американской классики на российскую сцену — залог стабильности. Осенью состоялась вторая премьера такого жерода — перенос балетов англичанина Ф. Аштона. К имеющемуся в репертуаре балету «Маргарита и Арман» на музыку Листа добавилась «Рапсодия» на музыку Рахманинова и «Вальс» на музыку Равеля. Конечно, эти спектакли не так эффектны без участия международных звезд, танцевавших премьеру и участвующих в ново учрежденном в МАМТе Международном балетном фестивале (проходит в марте–апреле с 2015), но подготовка к ним хотя бы раз в два месяца держит в тонусе всю труппу.

Исторически МАМТ — это театр крайностей, арена для музыкально-драматического эксперимента, но сегодня у театра есть две сцены, и зона эксперимента переместилась «под колосники», а основная площадка вмещает традиционное искусство. Осенью на верхней сцене показали балет «Расемон.Вариации» Г. Варламова и штатного хореографа театра И. Лычагиной по мотивам произведения Р. Акутагавы «В чаще». И хотя хо-реография «Расемона» не отличается новаторством (драмбалет), специально написанная музыка и ее яркая интерпретация(музыкальный руководитель постановки И. Великанов, новый штатный дирижер-ассистент в МАМТе и худрук Ансамбля ренессансных и барочных духовых инструменто Alta Capella), видео-инсталляции (А. Ефремова) и драматический талант артистов(А. Першенкова, С. Бухараев, А. Любимов)оставили положительное впечатление не о этом конкретно спектакле (пожалуй, слишком конвенциональном), а о правильном начинании руководства реализовывать такие проекты не только в опере, но и балете. Кроме трех своих премьер МАМТ показал на основной сцене балет М. Шлепфера «7» на музыку Седьмой симфонии Малера в исполнении балетной труппы Немецкой Оперы на Рейне (Дюссельдорф), своего стратегического партнера в Германии.

baletm

Московские вечера

К пяти премьерам Большого и МАМТа смело можно добавить новые работы труппы «Балет Москва» (директор Е. Тупысева). Это, прежде всего, спектакль «КафеИдиот» А. Пепеляева, поставленный на современную труппу как hommage П. Баушпо мотивам романа Ф. Достоевского в фирменном стиле хореографа, известном как «визуальный театр».

В 2015 компания продолжила сотрудничество с хореографами из Голландии: на сцене Культурного центра ЗИЛ классическая труппа «Балета Москва» показала две яркие дизайнерские премьеры — «Минос»на музыку А. Ното и Р. Сакамото в постановке Х. Аркеса и «Эрос Redux» на музыку Я. Тер Фелдхейса, сочиненный А. Лопес Очоа. И уже в октябре в рамках фестиваля-школы «Территория» современная труппа представила спектакль «Удерживая время» французского алжирца Р. Урамдана на музыку Ж.-Б. Жюльена.

Успехи этого театра подтверждают мысль о преимуществах, которые гарантирует наличие руководителя из разряда «директор-менеджер-куратор», а не «худрук-творец-вдохновитель». За 4 года своего руководства Е. Тупысева вывела театр на высокий европейский уровень. «Балет Москва» регулярно заказывает действующим композиторам для постановок новую музыку или аранжировки и таким образом расширяет свою аудиторию.

В 2012 на «танцполе» Москвы появился «Новый балет», переформатированный из Московского государственного театра пластического балета, которым руководила А. Чернова. Новым худруком театра стал П. Нестратов. Он сделал ставку на сюжетные спектакли, решенные языком современного танца. В театре уже поработали Л. Александрова, А. Могилев, итальянец Ф. Вентрилья.

В сентябре 2015 двухактный балет «Зимняя роза» по мотивам сказки О. Уайльда «Соловей и роза» на аранжированную музыку «Времен года» Вивальди представил К. Кейхель, петербургский хореограф, открытый В. Самодуровым на первой «Dance-платформе» в Екатеринбурге. Пока здание на Басманной, 25 находится в ремонте, «Новый балет» арендует залы у драматических театров.

Любопытно, что движение драмы к балету не одностороннее, балет бодро подрывает разговорную основу драматического театра. Три драматических театра Москвы сознательно развивают у себя пластическое направление, регулярно выпуская новые спектакли штатных и пригашенных хореографов. Такие спектакли стоят в афише рядом с драматическими и в них зачастую (иногда все-таки приглашаются профессиональные танцовщики) заняты обычные артисты театра, имеющие хорошую хореографическую подготовку.

В октябре 2015 были выпущены три спектакля. В Театре им. Пушкина С. Землянский представил «Жанну Д’Арк» по Б. Шоуна специально написанную музыку П. Акимкина (уже третья работа хореографа-фа в этом театре после «Материнского поля» и «Дамы с камелиями»), Е. Дружинин поставил «Яму» по Куприну в Театре на Малой Бронной и В. Холина к открытию Новой сцены Театра им. Вахтангова показала новую работу «Мужчины и женщины». Подобные спектакли уже успели перерасти номинацию «эксперимент», куда их еще пару лет назад определяли эксперты премии «Золотая маска», и даже превратиться в буржуазный тип представления, развлекающий тружениц офисов, которые предпочитают лаконичный язык тренированного тела зауми слов.

Возможно, эта тенденция повышенного интереса к «пластическому» возникла как следствие увядания вербального театра, но как всякая другая тенденция, она будет вынуждена вскоре смениться другой.

Петербургские тайны

Северная столица не смогла состязаться с Москвой ни количеством, ни качеством спектаклей. Практически пустым оказался балетный год в Мариинке. Кроме премьеры детских балетов «Бэмби» А. Головина и «В джунглях» на музыку одноименной сюиты А. Локшина в постановке А. Пимонова (либретто и оформление режиссера-документалиста А. Матисон, дирижер В. Гергиев), прошел вечер «Рыцари танца» для трех этуалей Мариинскго театра И. Колба, Е. Иванченко и Д. Корсунцева с премьерами балетов «Дивертисмент короля» на музыку Рамо по либретто Б. Королька в хореографии М. Петрова и «Танго для троих» на музыку Х. Родригеса в хореографии Э. Фасхи. Формально, новые балеты остаются в репертуаре, но когда они снова появятся в афише, неизвестно.

В декабре 2015 Мариинский театр выпустил еще одну премьеру, относящуюся уже к сезону 15/16: балет на музыку Стравинского «Симфония в трех движениях» в хореографии Р. Поклитару и оформлении Анны Матисон, которая за последние пару лет стала «придворным» режиссером и художником при В. Гергиеве. В прошлом сезоне она выступила постановщиком оперы Римского-Корсакова «Золотой петушок», ей же принадлежат документальные фильмы о работе Гергиева. «Симфония» Поклитару станет частью нового фильма-балета А. Матисон.

Михайловский театр за 2015 «сдулся» и как соперник Мариинки и, вообще, как креативный институт. После ухода в2014 Н. Дуато с поста худрука балета В. Кехман не стал доверять никому освободившуюся должность, и она до сих порвакантна. В сентябре 2015 в Михайловском прошла премьера «Корсара» А. Адана,Ц. Пуни, Л. Делиба, Л. Минкуса, Р. Дриго, П. Ладенбургского, Н. Трубецкого, А. Симона в редакции постоянного приглашенного балетмейстера М. Мессерера, в кото-рой театр предъявил свою главную летающую достопримечательность — «беженца» из Большого И. Васильева. Театр Б. Эйфмана выпустил одну полноценную премьеру: балет «Up & Down»по мотивам романа Ф. С. Фицжеральда «Ночь нежна» на музыку Дж. Гершвина. Шуберта, А. Берга с декорациями З. Марголина. В новом спектакле Эйфман продолжает серию своих психоаналитических исследований в балете. С помощью упругой, почти гимнастической лексики хореограф рассказывает захватывающую историю деградации молодого врача и его жены и пациентки. Историю о вышедших из темных закоулков подсознания кошмарах и маниях, которые разнузданно «танцуют» частную жизнь героев балета.

В сентябре спектакль гостил в Москве на фестивале «Черешневый лес», и это были три вечера аншлагов. Театр балета им. Л. Якобсона (худрук. А. Фадеев) выпустил в 2015 «Вечер одноактных балетов», куда вошли «Шопениана» М. Фокина, «Гран па из балета ‘Пахита’» Л. Минкуса в хореографии М. Петипа и «Репетиция» на музыку Й. Гайдна и К. Чистякова в хореографии К. Кейхеля. Экс-премьер Мариинского театра Фадеев старается развивать подопечный ему театр по модели Екатеринбургского балета, где его коллега и однокашник В. Самодуров грамотно гармонизирует репертуар, аккуратно внедряя в классическую афишу современные спектакли, созданные специально для этой труппы.

Марафон проектов

Важной составляющей культурной жизни двух столиц в 2015 были так называемые продюсерские проекты. Агентство С. Даниляна уже далеко не единственный игрок на этом поле, хотя и сохраняет лидерские позиции. Новая программа от Ardani во второй раз была связана с балериной Н. Осиповой и ее экс-партнером И. Васильевым. Для нее и артистов Королевского балета Ковент-Гардена А. Мариотт поставил балет «Zeitgeist» на музыку Первого скрипичного концерта Ф. Гласса. Второй спектакль программы — «Моцарт и Сальери» по мотивам кантаты Моцарта и Сальери «На выздоровление Офелии» — поставил В. Варнава на себя и И. Васильева. Спектакль показали в Михайловском театре и на основной сцене МАМТа летом.

Интересный вечер провела в Большом и Мариинском театрах питерская балерина Д. Вишнева, в связи с 20‑летием творческой деятельности представившая свою новую работу в балете Х. ван Манена «Старик и я» на музыку Дж. Кейла, И. Стравинского и В. А. Моцарта. Хореограф Ю. Смекалов показал на сцене Александринского театра балет-байопик «Infinita Frida» А. Маева, посвященный творчеству мексиканской художницы Ф. Кало с международным составом участников. И. Васильев дебютировал в качестве хореографа в подмосковном концертном зале «Барвиха Luxury Village» с «Балетом № 1».

balerini

Урал и пустота

На карте балетной провинции вместо обычных трех теперь лидируют всего два игрока — Екатеринбург и Пермь. В марте после назначения директором театра В. Кехмана с дистанции сошел Новосибирский балет, ранее успешно соперничающий с уральцами. В феврале в Новосибирске показали премьеру «Сны под свинцовым небом» Э. Фасхи на музыку Э. Босо и Д. Ланга, но осенью спектакль уже не впустили в афишу, которую стали пополнять клоны спектаклей Михайловского театра. М. Мессерер перенес сюда из Петербурга «Пламя Парижа» Б. Асафьева-В. Вайнонена в собственной редакции. Детскую афишу пополнил вездесущий балет Г. Майорова «Чиполлино» на музыку К. Хачатуряна.

Пермь: «проблемный» Шостакович…

Пермский балет в 2015 функционировал в тени музыкальных и оперных проектов. На Дягилевском фестивале прошла премьера дабл-била, соединившего два произведения Шостаковича для мюзик-холла: незаконченную оперу-буфф «Оранго» и ревю «Условно убитый» в постановке А. Мирошниченко. Музыкальным руководителем и автором идеи сдвоенной продукции выступил Т. Курентзис (все делалось по предварительной договоренности с И. А. Шостакович). С точки зрения формы к нему много претензий. Размытые жанровые рамки обоих опусов позволили совместить элементы оперы, балета, оратории (в сценарий «Оранго» самим Шостаковичем включен балетный номер с участием танцовщицы Насти Терпсихоровой), но дивертисментного мельтешения постановщику преодолеть не удалось. Все-таки композиторские творения для авангардного советского мюзик-холла 30‑х гг. предполагают наличие какого-то иного режиссерского мышления. Досадную разницу между репрессированным «тогда» и псевдовседозволенным «теперь» усилили стилизованные конструктивистские декорации и костюмы, выполненные А. Войтенко и Т. Ногиновой по эскизам А. Экстер. Оформление получилось острым и в какой-то степени концептуальным, а начинка — балетной бессмыслицей. А. Мирошниченко, вообще, чувствует себя скованно внутри заданной кем-то другим темы, и реконструкция советского балетного прошлого — не его стихия.

…и «спорный» Чайковский

Другое дело — форсайтовский постмодернизм и игры с классическими текстами. В декабре в завершение года Чайковского Пермский балет выпустил премьеру «Лебединого озера» в редакции

У. Форсайта. Спектакль получился во многих смыслах спорный, но в какой-то мере эпохальный. Мирошниченко умеет расшатывать классический конструкт (в его послужном списке значится замечательная миниатюра «В сторону лебедя» на музыку Л. Десятникова) или разбирать его на детали (не зря он добился, чтобы в Пермь был перенесен один из самых концептуальных балетов Форсайта «The Second Detail») и собирать заново, вкладывая новые смыслы.

В принципе, пермское «Лебединое» обещало прежде всего выглядеть «состаренным» в духе первых постановок (1877, Москва; 1895, Санкт-Петербург), для чего было сделано новое оформление (А. Пикалова) и сшиты новые костюмы (Т. Ногинова). Автор новой редакции видел свою первоочередную задачу в том, чтобы реабилитировать действенные и характерные танцы, поставить их на одну планку значимости с белыми («лебедиными») сценами, и это «уравнивание в правах» двух важных составляющих классического балета ему удалось, включая реконструкцию знаменитого «танца с табуреточками».

Примечательно, что Пермский балет оказался в состоянии представить целых четыре состава исполнителей для многонаселенного «Лебединого», и лучшие здесь Н. Домрачева (Де Флобервиль), И. Билаш, Н. Четвериков, А. Таранов. Уровень подготовки выпускников училища, продолжение образования в театре, качество артистов всех категорий, независимо от иерархии, уникальность солистов — всем этим Пермь может по-прежнему гордиться, даже если текущий репертуар не изобилует интересными новинками.

Другая сторона Урала

Самым выстроенным и логичным видится год, прожитый Екатеринбургским балетом. Он начался в мае с премьеры «Тщетной предосторожности» П. Гертеля в постановке С. Вихарева, декорациях А. Пикаловой и костюмах Е. Зайцевой, которые создали визуальный ряд в духе арльских полотен Ван Гога. Примечательно, что лучший в России специалист по реставрации балетов М. Петипа С. Вихарев представил свою новую работу, концептуально отличную от предыдущих «просто» реставраций, не в северной столице, не в Мариинском театре, а на Урале, где за последние пять лет создалась исключительно благополучная атмосфера для балетного мейнстрима. Пожалуй, Екатеринбург сегодня — единственное место, где ставят не то, что модно и «в тренде», а то, что сможет задавать тон всему российскому балету.

В конце мая прошла вторая балетная премьера «Terra Nova», куда вошли два новых спектакля. Самодуров поставил свой спектакль-размышление про особый дух театрального закулисья «Занавес» на муз. О. Респиги, в котором приняла участие балерина Большого театра М. Александрова. А со второй премьерой этого вечера Екатеринбургский балет обогнал все российские компании, первым заполучив к себе на Урал звездный дуэт голландских мэтров П. Лайтфута и С. Леон со спектаклем «Легкой поступью» на музыку болгарских народных песен.

В июле состоялась премьера-перенос «Лебединого озера» в редакции К. Сергеева. Эталонная версия главного русского балета, идущая в Мариинском театре, пришла на смену неудачной версии спектакля, поставленной Л. Семенякой.

В сентябре прошла Четвертая Dance-платформа, на которой свои работы для танцовщиков труппы показали 8 молодых хореографов: С. Лыткина, Д. Кириллов и А. Хеглинд из Санкт-Петербурга, Д. Антипов из Красноярска, А. Кочнев из Камышлова, И. Булыцын из Екатеринбурга, С. Гайдукова и А. Ярцев. Лидерами этой хореографической мастерской неожиданно стали дамы, которые в своих миниатюрах рассказали «женские» истории.

Уход лучшего солиста — А. Сорокина — из Екатеринбургского балета в «свободное плаванье» по «модели» С. Полунина, заметно усложнил и без того тяжелую демографическую ситуацию в ведущем уральском театре. Иных блужданий балетных звезд по театрам России в 2015 практически не наблюдалось.

Вслед за пылким Екатеринбургом и академичной Пермью идет Казань. За счет высоких демографических показателей (каждый год труппу пополняют выпускники хореографического училища) здесь можно «встретить» лучшие кастинги в рядовых афишных спектаклях. Но с другой стороны, репертуарная политика, ведомая по старинке, почтение к большому советскому стилю, страх перед новым и экспериментальным, делают театр «вещью в себе», а город, внешне красивый и активно меняющийся, глубокой провинцией. В 2015 выпустили две премьеры. Театр зачем-то дал пристанище «утлому кораблю» под названием «Dona nobis pacem» в постановке В. Васильева на музыку Мессы си минор И. С. Баха. В спектакле заняты оркестр, хор, солисты оперы и артисты балета, оформлением стали лазерные лучи.

Легендарный танцовщик хотел таким вот помпезным образом отметить свое 75‑летие. В итоге спектакль показали в Казани и привезли на гастроль в Большой, поставив в неловкое положение СМИ: никому не хотелось «кусать» заслуженного юбиляра, но и рецензировать спектакль не представлялось возможным.

Следом за этой премьерой прошел XXVIII Международный балетный фестиваль им. Р. Нуреева, как обычно наполненный лучшими спектаклями местной афиши и приглашенными солистами в них. Фестивальной премьерой стала новая редакция балета «Дон Кихот» Л. Минкуса, которую представил худ. рук. Казанского балета В. Яковлев.

На дне

Остальная Россия анорексично жалась в ожидании своей дневной порции «ничего». На амбициозный якобы проект замахнулся Саратовский балет, поручив К. Симонову поставить конструктивистский «Стальной скок» С. Прокофьева. Оформили спектакль С. Болдырев и О. Колесникова, дирижировал Ю. Кочнев. Симонов кардинально переработал либретто Прокофьева и Г. Якулова (1927, хореографом первого «Стального скока» был Л. Мясин), отказавшись от типических персонажей Страны Советов эпохи индустриализации: комиссаров, матросов, рабочих и работниц, как и от знаменитых «танцев машин».

В его балете действуют офисные люди, чья жизнь протекает в жестком машинном ритме. В силу знаковости музыки и названия, но отнюдь не качества хореографии, саратовская премьера попала в список номинантов на соискание национальной премии «Золотая маска».

В Воронежском театре оперы и балета афиша начала пополняться современными балетами. Ведущий солист и новый главный балетмейстер театра А. Лычагин представил в марте 2015 диптих «7 историй из жизни» и «7 смертных грехов» — смесь классической хореографии и модерна с музыкальным сопровождением, состоящим из фрагментов произведений классики, эстрады и шансона. «За жизненными историями следуют притчи о семи смертных грехах. Библейские истины переносятся на нынешний быт. Нужно жить честно — об этом в своей постановке хотел напомнить балетмейстер. Во всех танцевальных историях итог один — победа добра над пороком») (из интервью «TV-Губерния» с прима-балериной Воронежского балета Ю. Непомнящей, исполнившей главную роль в балете).

Йошкар-Ола приросла одной единственной балетной премьерой, которая состоялась на закрытии традиционного весеннего балетного фестиваля им. Г. Улановой. С одноактным балетом «Письма с фронта» на музыку В. Гаврилина и Я. Качмарека москвичка Н. Мадан победила на I Всероссийском конкурсе артистов балета и хореографов в 2013 Спектакль был сначала поставлен для артистов балетной труппы Детского музыкального театра им. Н. Сац и затем перенесен в столицу Мари Эл. В основу либретто положены письма солдат Великой Отечественной войны, за которыми стоят трагические судьбы простых людей, оказавшихся на грани жизни и смерти.

В Красноярске М. Перетокин выпустил двухактный балет «Снегурочка» на музыку П. Чайковского в собственной хореографической редакции (худ. Д. Чербаджи и С. Бобров), и театр таким образом отметил памятную дату великого русского композитора.

Парад назначений

Кадровые перестановки затронули балет сразу нескольких театров. Осенью анонсировали приход в Большой М. Вазиева, который приступил к обязанностям худрука балета 18 марта, сменив на этом посту С. Филина. До марта 2016 Вазиев исполнял обязанности по контракту с Балетом Ла Скала, которым руководил с 2009. Свою репутацию самого успешного менеджера от балета в постсоветское время Вазиев заслужил в Мариинском театре, где проработал как руководитель с 1995 по 2008, превратив академическую труппу «белых классиков» в компанию топ-класса с репертуаром, включающим смелые опусы хореографов XXI века. Свою афишу балетных премьер в Большом новый худрук предъявит в конце этого сезона.

С. Филин также остается в Большом, он будет отвечать за Мастерскую новой хореографии, которая снова начнет функционировать в театре после большого перерыва (проходили в 2003–2008 по инициативе А. Ратманскго).

Перемены ждут и Новосибирский балет. С июня 2016 там будет директорствовать премьер Мариинского театра Д. Матвиенко, у которого уже был короткий опыт работы на руководящей должности в Киевском балете.

И. Зеленский, до конца сезона исполняющий обязанности руководителя в Новосибирске, уезжает работать в Баварский балет. Он оставляет за собой также художественное руководство балетной труппой МАМТа. В афише балета Мюнхена уже обозначены премьеры следующего сезона. Ю. Григорович перенесет в Баварию балет «Спартак» Хачатуряна, также будет поставлен балет «Ромео и Джульетта» в хореографии Дж. Крэнко. Через сезон в этом театре появится новинка от МакГрегора.

Совершенно очевидно, что с приходом в Мюнхен И. Зеленского и отставкой И. Лишки, экс-премьера Гамбургского балета, влияние творчества Дж. Ноймайера, ранее богато представленного в репертуаре Баварского балета, заметно уменьшится.

Концептуальный «Dance open»

Более громко, резонансно и осмысленно, чем прежде, в 14‑й раз прошел петербургский фестиваль-конкурент «Dance open» (организаторы Е. Галанова, О. Беленкис). Раньше это был альтернативный «Мариинскому балетному фестивалю» демократичный смотр, проходящий в форме нескольких гала-концертов с участием звезд мирового балета, и декады мастер-классов. За последние пять лет фестиваль изменился в сторону концептуальности.

Сегодня форум представляет тематические программы, знакомящие зрителя с последними достижениями западной хореографической мысли. В прошлом сезоне приезжал Национальный балет Нидерландов с программой «Back to Bach» («Назад к Баху»), в которой были собраны дуэтные фрагменты из балетов К. Уилдона, Т. Брандсена, Х. Аркеса и показан балет Х. ван Манена «Фантазия», а также Балет Венской Оперы с триптихом работ молодых хореографов Х. Пикет, П. де Бана и Н. Хоречны «Обратный отсчет». Финальный гала-концерт был целиком посвящен номерам современной хореографии.

Фестивальные мосты

Международный фестивальный сезон в балете открыл Мариинский театр своим традиционным весенним балетным смотром (руководитель Ю. Фатеев), который проходил в 15‑й раз. Начался форум, как обычно, с премьеры — это диптих балетов «Бэмби» А. Головина и «В джунглях» на музыку одноименной сюиты А. Локшина в постановке А. Пимонова на либретто и в оформлении А. Матисон (дирижер В. Гергиев). Также прошла Творческая мастерская молодых хореографов, где свои работы для танцовщиков Мариинки показали М. Петров, К. Зверева, И. Живой, В. Варнава, М. Севагин и Ю. Смекалов. Международную составляющую фестиваля обеспечили приглашенные танцовщики: И. Эрнандес из Национального балета Нидерландов, Сэ Ын Парк, Л. Болак, М.-А. Жилло, Ж.-Лу Кер, Ю. Маршан, Ж. Оффальт из Парижской Оперы.

Концептуальный «Dance open»

Более громко, резонансно и осмысленно, чем прежде, в 14‑й раз прошел петербургский фестиваль-конкурент «Dance open» (организаторы Е. Галанова, О. Беленкис). Раньше это был альтернативный «Мариинскому балетному фестивалю» демократичный смотр, проходящий в форме нескольких гала-концертов с участием звезд мирового балета, и декады мастер-классов. За последние пять лет фестиваль изменился в сторону концептуальности.

Сегодня форум представляет тематические программы, знакомящие зрителя с последними достижениями западной хореографической мысли. В прошлом сезоне приезжал Национальный балет Нидерландов с программой «Back to Bach» («Назад к Баху»), в которой были собраны дуэтные фрагменты из балетов К. Уилдона, Т. Брандсена, Х. Аркеса и показан балет Х. ван Манена «Фантазия», а также Балет Венской Оперы с триптихом работ молодых хореографов Х. Пикет, П. де Бана и Н. Хоречны «Обратный отсчет». Финальный гала-концерт был целиком посвящен номерам современной хореографии.

Влиятельный «Бенуа»

В мае в Большом театре состоялся двухдневный фестиваль «Benois de la danse» (организаторы Ю. Григорович, Н. Кудрявцева-Лури, Р. Никифорова), который в качестве смотра несколько затерялся в контексте более конкурентоспособных фестивалей, но сохраняет первенство как влиятельный конкурс. Приз «Бенуа» за лучшую хореографию в 2015 достался К. Уилдону за балет «Зимняя сказка», а премия за лучшую музыку к балетному спектаклю — композитору этого спектакля Дж. Тэлботу.

Всемирный «Чеховский»

Два месяца — с середины мая до середины июля — длился Чеховский фестиваль (программный директор В. Шадрин). Эта биеннале давно переросла формат фестиваля в традиционном смысле слова, и сейчас скорее напоминает «дополнительный» театральный сезон или сезон+. В 2015 на Чеховском показали и балетные спектакли в чистом виде («Золушка» Прокофьева из Нюрнберга в постановке Г. Монтеро), и фольклорные синтетические «действа» с танцами и пением («Махабхарата-Налачаритам» на музыку Х. Танакавы в постановке японца С. Мияги и «Инала» М. Болдуина с участием артистов Балле Рамбер и знаменитого южноафриканского хора Ladysmith Black Mambazo, и образчики чистого жанра — «Танго и ночь» от аргентинской компании «Танго Метро́полис Данс Компани» и фламенко от М. Пахес «Я, Кармен». Тайваньский «Бежар» Лин Хвай-Мин показал культовую работу «Рис». Артисты французской компании Майского жука (Д. Тьере) станцевали драму «Красный табак», а их коллеги из Компании Ф. Жанти — пьесу «Не забывай меня». Д. Подалидес и парижский «Буфф дю Нор» привозили помпезную постановку комедии-балета Мольера-Люлли «Мещанин во дворянстве», включающую, кроме слов и мимики, также балет, современный танец, музицирование на исторически информированных инструментах и пение. Хитом всего фестиваля стал спектакль с участием французской балерины С. Гиллем «Жизнь продолжается», которым она навсегда попрощалась с балетной сценой. В спектакль, предназначенный для мирового финального турне, вошли новые работы А. Хана «Techne» на музыку А. Слютер и «Здесь и потом» Р. Малифанта на музыку Э. Коутона, а также балеты У. Форсайта и М. Эка.

«Территория» хореографии и танца

Следующий фестивальный блок пришелся на осень. Со 2 по 10 октября работала десятая фестиваль-школа «Территория» (арт-дирекция: Е. Миронов, Р. Должанский, Ч. Хаматова, К. Серебренников, А. Ураев, Т. Курентзис, В. Церетели), посвященная теме «памяти и забвения». Как форум, ориентированный на современное искусство, «Территория» практически лишилась господдержки, и даже при наличии солидных спонсоров (Фонд Прохорова) речь не могла идти о приглашении в Москву многочисленных зарубежных коллективов. Фестивалю пришлось переформатироваться и сделать акцент на премьерных событиях в московских театрах и музеях, в которых приняли участие приглашенные артисты.

Французский хореограф алжирского происхождения Р. Урамдан привез в Москву спектакль «Сфумато» (саунддизайн Ж.-Б. Жюльен), в котором он исследует «технику изображения без линий». Хореография, раскрашенная десятками оттенков серого, размывает очертания движущихся в пространстве тел артистов. Танцовщики, существующие в пространстве непрекращающихся туманов и дождей, представляют метафорическое видение актуальных экологических проблем: исчезновение целых территорий, вынужденное бегство на новые необжитые территории и связанные с этим мысли, чувства и воспоминания очевидцев. Эту технику «растворения» он применил и в спектакле «Удерживая время» на музыку Ж.-Б. Жюльена, поставленном для «Балета Москва».

Трудно назвать пластику Урамдана танцевальной, это скорее страшный ритуал людей-зомби, бегущих куда-то от страха, подчиненных стадному рефлексу, падающих друг на друга по принципу домино и буквально уносимых шквальным ветром. Второй международный проект фестиваля прошел в ММОМА при участии французского художника Л. Перно и хореографа А. Абалихиной. Идея их совместного перформанса «Фрагмент бесконечности» заключалось в том, что танцовщики кооператива «Айседорино горе» двигаются внутри зала вдоль нарисованных на стенах пейзажей Перно и постепенно их стирают, перенося угольное марево на одежду. Перформанс стал частью персональной выставки Перно, на которой были представлены его композиции «Замороженное время», «Автопортрет лицом к зимнему пейзажу» и др. с заснеженными часами, дверными замками, замершими букетиками цветов и коньками с «плачущими» сосульками. Хитом фестивальной программы стал спектакль Т. Сааринена «Превращаемые» на музыку Э.-П. Салонена. Самый знаменитый финский коллектив современного танца показал новинку своего харизматичного руководителя, посвященную исследованию «мужского». Пятидесятилетний хореограф, у которого на заре карьеры тоже был спектакль, поставленный на одних мужчин, задался вопросом «стал ли за последние двадцать лет мужчина-танцор тем, кем не был никогда до этого?».

Для этого он «поселил» восьмерых мужчин в темную комнату, отделенную от зрительного зала золотыми канатами как занавесом, и предложил им жить и самовыражаться, «не стесняясь» своих чувств.

Каждый мог рассказать в движении о себе: о своих слабостях, тайных желаниях, ревности, зависти, ненависти, мог проявить себя как лихой самурай, изнеженный поэт, трудолюбивый Геракл, Аполлон Мусагет, Нарцисс или Дориан Грей. Но им нужно было соблюдать правила существования в этом мужском общежитии: говорить на любые мужские темы языком тренированного тела, являть себя другим только через движение. Этот спектакль также стал вызовом для самих артистов: доказать, что они имеют право носить титул финских самураев, то есть называться лучшими танцовщиками богатой в плане коллективов современного танца Финляндии.

balet4

DanceInversion…

В привилегированном положении с прошедшей осени находится фестиваль DanceInversion (арт-директор И. Черномурова), который и раньше проходил на нескольких театральных площадках Москвы с МАМТом во главе, но с переходом его бессменного худрука на работу в Большой театр, прирос количественно и качественно. За два месяца (с 20 сентября по 24 ноября) Москву посетили семь компаний современного танца, показавшие семь разных продукций от восьми хореографов из Франции, Испании, Великобритании, Бельгии и Чехии. Устроители феста сделали акцент на т. н. сегодняшней хореографии, то есть постарались привезти работы, сделанные в разных точках мира за последние два года. Один из ключевых спектаклей фестивальной программы так и назывался — «Now». Его создательница К. Карлсон (музыка Р. Обри) «поставила» пейзажный видео-арт и вписала в него сценки повседневности, решенные языком контактной импровизации. Современный танец всегда исследует «сейчас», то есть то, чего не было, и уже не будет, но мудрая Каролин придумывает для своего «сейчас» затейливый бэкграунд. Она как бы говорит: да, мы меняемся сами, но гораздо важнее, что мы меняемся вместе с природой, оставляем след в ландшафте, а он, в свою очередь, накладывает свои правила и законы на нас.

Одним из самых интересных гастролеров стала компания М. Ле Мера «S’Poart» со спектаклем «Красный». Хореографу удается создать новый танцевальный язык, используя элементы классического хип-хопа. Он демонстрирует наглядно, как андеграундный стрит-данс может стать языком «правильных» людей — клерков, банковских сотрудников, офисного планктона. Ле Мер считает, что ритм и слегка «подутюженный» дизайн хип-хопа очень подходит людям большого города. Элегантный дизайнерский хип-хоп гениально описывает повседневность, становится стилем жизни или способом выживания. С Ле Мером работает постоянный коллега, композитор Ф. Тизон, который не только создает партитуру, но как бы оформляет пространство звуком, расставляя динамики в разных точках зала. В «Красном» Тизон применил свою оригинальную технику «отстранения»: мы больше не слышим то, что видим, но видим то, что предлагает нам услышать наш слух.

«Красный» коррелирует с «Милонгой» С. Л. Шеркауи (копродукция нескольких европейских театров во главе с лондонским Сэдлерс Уэллс) на специально написанную к этому спектаклю музыку Ф. Марсана. Шеркауи был и остается самым парадоксальным хореографом нашего времени, который готовит гремучие коктейли из субстратов традиционных жанров, смешивает мантры с драмбалетом или йогу с классическим балетом. Его «Милонга» (милонгой называется танцевальный вечер в барах Буэнос-Айреса) — красочный триллер про Аргентину, чью знойную культуру он высвечивает в контексте танго. И если дизайнерский хип-хоп Ле Мера — это слэнг большого города, помогающий маленькому человеку гармонично мимикрировать, то аргентинское «разговорное» танго от Шеркауи — это среда обитания людей из плоти и крови, которые не хотят ассимилировать со средой, скрывать свою чувственность. В танго важен процесс, выстраивание маршрута к сердцу партнера, точный выбор мишени и умение стать мишенью, принять запущенную стрелу и получить удовольствие. Шеркауи не придумывает никакой специальной хореографии, не сочиняет новых движений и не делает апгрейд старого танца. Наоборот, он культивирует его винтажный аромат, просто заставляя 10 тангерос двигаться по законам классического танго в правильном пространстве. И как обычно у Шеркауи — музыкальная аутентика: вместе c танцовщиками выступает танго-оркестр из пяти музыкантов.

Любопытную «Кармен» (музыка Ж. Бизе, Р. Щедрина и А. Пярта) показала южноафриканская компания Д. Масило «Dance factory». Афроамериканка Д. Масило сама танцует Кармен. Ее голова гладко выбрита, на макушке приклеены красные цветы. Хореограф видит свою Кармен «скверной девчонкой», такой, какой «мама не разрешает быть». Для Масило «Кармен» — это то, из чего состоит наш мир, то есть секс, насилие, боль, страсть, борьба, смерть, манипуляции. Территория свободы для мужчины и женщины, схватка дерзкого феминизма и грубого сексизма, в которой последний, увы, побеждает. Но для Масило, выросшей в ЮАР, было важно зафиксировать в своей хореографии само право женщины на независимое высказывание.

«Дягилев. P. S.»

Однозначным лидером «DanceInversion» стала «Торобака» А. Хана и И. Гальвана, очная ставка фламенко и хатхака, устроенная двумя лидерам этих направлений танца. Спектакль дважды показали в Москве, а дальше он отправился в Петербург, чтобы в контексте обязательного сегодня сотрудничества фестивалей, открыть другой знаковый форум — «Дягилев. P. S.» (арт-директор Н. Метелица). Из важных балетных событий на этом фестивале (он проходил с 15 по 24 ноября) был гала-концерт к 30‑летию творческой деятельности А. Прельжокажа, выстроенный французским хореографом как ностальгический трип, и гастроли Martha Graham Dance Company со спектаклями самой «мамы» американского modern dance М. Грэм («Развлечения ангелов» и «Хроники») и ее последователей: «Оплакивание. Вариации» Б. Пагарлавы, К. Абрахама, Л. Кигвин и «Эхо» А. Фониадакиса).

Из Питера в Москву

Трансатлантическая гастроль американцев навела еще один мостик между фестами двух столиц. 24 ноября в Москве в третий раз стартовал пятидневный фестиваль современной хореографии «Context», которым руководит петербургская балерина Д. Вишнева. На ее смотре выступила нидерландская компания «Introdance» с программой «Голландские мастера» (показали балеты Н. Кристи, Х. Манена и Б. Холдера), труппа И. Галили, Martha Graham Dance Company со специальным эксклюзивом для Москвы — эпохальной «Весной священной» Стравинского в постановке М. Грэм, Brenda Angiel Aerial Dance Company из Аргентины. Прошел и традиционный показ работ молодых хореографов, которые заранее подавали заявки, были отобраны и получили возможность поставить короткие балеты на артистов московских театров на средства фестиваля. Это Е. Некрасова, М. Колегов, Е. Лещенко, К. Семенов, А Тростянецкая, С. Овсетян. На финальном гала-концерте Вишнева представила премьеру, специально для нее Х. ван Манен адоптировал свой балет «Live», часть которого составляет видео, снятое в реальном времени.

Грани «Граней»

В те же дни (с 24 по 29 ноября) в Екатеринбурге на платформе Театра музкомедии проходил VII Международный фестиваль современного танца «На грани» (рук. Л. Барыкина). Он был посвящен Е. Панфилову (1955–2002). В 2015 пермский лидер праздновал бы свой юбилей, и в честь этого события созданная им труппа показала и бережно сохраняемые работы мастера, и премьеры — сегодняшний день театра «Балет Евгения Панфилова». Как «Территория» и «Балет Москва», уральский фестиваль успешно сотрудничает с Французским институтом в России. Фестиваль «На грани» по традиции стал не только площадкой для демонстрации последних достижений в области современного танца, но и местом, где многие труппы, не имеющие своих театров или постоянных площадок, показывают премьеры на новой сцене Театра музкомедии. «Балет Москва» предъявил осеннюю новинку — «Удержива я время» в хореографии Р. Урамдана. Камерный балет «Пантера» (Казань) привез новый спектакль французского хореографа Т. Лебрена «Сияние видимости. Унесенные 2». Во время фестиваля прошла премьера екатеринбургского театра «Провинциальные танцы» под руководством Т. Багановой «После нас» в хореографии француза Ф. Ламбера. Театр танца Э. Первовой «Скрим» из Самары (открылся в 1997) дополнил франкофонный ландшафт спектаклем «DEMOMaterials» в хор. М. ле Пладек.

NET

И завершалась страда фестивалей с танцакцентом в Москве, где на форуме Нового европейского театра (арт-директоры М. Давыдова и Р. Должанский) в лофте ARTPLAY был показал провокационный спектакль руководителя реннского «Музея танца» Б. Шармаца — «Manger».

Число показанных спектаклей и отработанных тем впечатляет. Понятно, что в патовой ситуации страха перед запретом, сокращением, упрощением, секуляризацией фестивальной дерзости, организаторы столичных смотров проявили себя умными театральными политиками, научились «дружить домами», работать в непривычном формате и грамотно экономить без заметного ущерба для зрителя.

Главное достижение лучших фестивальных команд в 2015 — четкое понимание необходимости копродукций, сотрудничества и взаимовыручки, а ни в коем случае не соперничества. Сотрудничество не ведет к повторам одной и той же продукции в двух городах. Наоборот, оно способствует тому, что привозимые труппы богаче раскрываются зрителю, добавляя в программы разные названия в зависимости от тематики форума.

logo_balet

Конкурс

С 30 ноября по 5 декабря 2015 в Москве в Театре имени Н. Сац в третий раз прошел учрежденный в 2013 Правительством РФ и министерством культуры РФ Всероссийский конкурс артистов балета и хореографов (худ. рук. Ю. Григорович). По идее устроителей этот конкурс проводится ежегодно по разным специальностям с четырехлетней цикличностью. В первый год цикла просматриваются хореографы, во второй — исполнители народно-сценического (характерного) танца, в третий — исполнители современного танца, в четвертый — артисты балета. Четвертый год цикла (2016) должен стать отборочным к Московскому Международном конкурсу артистов балета и хореографов, который состоится в июне 2017.

Нынешний конкурс в номинации «современный танец в музыкальном театре» проходил по младшей и старшей группам. Всего в нем приняло участие 90 человек, включая представителей отдаленных и традиционно считающихся «нетанцевальными» городов России (Якутск, Краснодар, Улан-Удэ, Тольятти). Выступили, прежде всего, хореографы, которые сами и танцевали собственные номера, и, соответственно, соревновались за призовые места как исполнители. Конкурс выявил не только вялость хореографической мысли, но и размытость самого понятия «современный танец», который и сами участники и члены жюри продолжают путать с цирком, художественной гимнастикой и эстрадой. И вторая, вполне ожидаемая в российской балетной реалии особенность хореографического конкурса: обилие талантливых танцовщиков с гуттаперчевыми, правильно выученными телами и актерским даром, которые транслировали беспомощность мысли постановщиков т. н. «современного танца».

Лидеры смотра этого года — Е. Свинко из Красноярского хореографического колледжа в номере Д. Антипова «Ricordo Canzone», сам Д. Антипов с номером собственного сочинения «Я умру не умирая»; другие красноярцы Ю. Кудрявцев и Е. Булгутова с неоклассическим номером А. Игнатьева «Завтра будет совершенно другим, чем вчера»; москвичка С. Гайдукова; П. Глухов, Ю. Бачева из Кудымкара в собственном номере «Кукольный дом»; Г. Гусев из Большого театра.

Новые имена конкурс не открыл, но подтвердил право уже знакомых нам исполнителей-хореографов на существование в зыбком пространстве современного танца и чуть-чуть укрепил их финансовое положение.

Избранная библиография-2015

«Лебединое озеро» в Московском Большом театре. 1875–1883. Скрипичный репетитор и другие документы. – СПб.: «Композитор•Санкт-Петербург», 2015. 288 с., ил. Тираж 100 экз.

Издание явилось результатом многолетней исследовательской работы балетного историка С. Канаева и музыковеда Б. Мукосея. В 2007 при поддержке Попечительского совета Большого театра стартовал проект по каталогизации и оцифровке архива музыкальной библиотеки ГАБТ, а в 2009 был обнаружен уникальный документ по истории первой постановки «Лебединого озера» в Большом театре в 1877: «репетитор» (партитура для двух скрипок), по которому велись репетиции, с пометами В. Рейзингера, хореографа той исторической постановки, и Ж. Гансена, автора возобновления 1880. Осуществленная в книге научная публикация репетитора, по сути реконструкция музыкально-сценической версии прижизненной постановки балета — первый случай публикации такого рода музыкального материала в истории науки.

Кроме нот, издание включает множество ранее неизвестных, впервые вводимых в научный оборот либо заново прокомментированных документов, обнаруженных редактором-составителем за 12 лет архивных поисков: либретто, записи из материальных и инвентарных книг финансовой и постановочной части, даты репетиций, технические описания костюмов и декораций, афиши, переписку и газетные заметки.

Впервые собранные вместе, эти материалы дают ответы на вопросы, которые еще совсем недавно казались безответными: когда Чайковский получил заказ от московской конторы Императорских театров, для чего композитору был непременно нужен трагический финал с бурей и молниями, почему так затянулась подготовка спектакля, даты репетиций с оркестром, какие были декорации, костюмы, кто хотел и не хотел танцевать Одетту-Одиллию, и многое другое.

Интенсивную издательскую деятельность ведет Академия русского балета им. Вагановой. Осуществлены многие проекты, начатые в середине 2000-х. проекты. В 2015 в АРБ подготовили и издали три книги.

Ракстер О. Мастера русского балета. Воспоминания Энрико Чекетти. – СПб.: АРБ им. А. Я. Вагановой, 2015. – 288 с., ил. Тираж 500 экз.

Легендарный итальянский педагог, который учил всех русских знаменитых танцовщиков, выпустил в 1923 уже в эмиграции в Лондоне книгу воспоминаний с предисловием А. Павловой. В 2015 книга впервые вышла на русском языке в переводе М. Харитоновой. Издание приурочено к 165-летию лет со дня рождения прославленного педагога и балетмейстера Петербургского театрального училища.

«Книга воспоминаний Э. Чекетти дает представление не только о танцовщике и педагоге танца, но также отражает раскол общества начала XX века, что открывает очень интересную перспективу изучения особенностей социальной истории, нравов и обычаев, которые не так заметны в реальности тех лет. Через документы и фотографии, которых много в книге, словно возрождается продолжительная и блестящая карьера Э. Чекетти. Благодаря искусному повествованию, читатель чувствует себя входящим в главную дверь, за которой располагаются описанные события; он оказывается главным героем жизни европейских дворов начала ХХ века. Страницы книги ярко воссоздают атмосферу эпохи, ее стиль, нравы и обычаи. Разносторонние историко-театральные и музыкальные знания Чекетти навсегда развенчивают бессмысленную легенду, что почти все артисты прошлого были некультурны и необразованны» (Л. Брилларелли, искусствовед, исследователь творчества Э. Чекетти).

«Петербургский балет. Три века: хроника». Том III. 1851–1900. – СПб.: АРБ им. А. Я. Вагановой, 2015. – 432 с. Тираж 500 экз.

Данный том «Хроники» посвящен второй половине XIX в. — эпохе расцвета русского балета. Автором-составителем III тома, как и тома II, является И.А. Боглачева. В «Хронике» последовательно, как правило, с указанием даты излагаются более или менее значительные события балетной жизни Петербурга: первые представления балетных спектаклей, а также оперных и драматических, включавших в себя балетные номера; возобновления балетных постановок; бенефисы и юбилейные представления служителей Терпсихоры; дебюты выдающихся исполнителей, их выступления в знаменитых балетных партиях; гастроли отечественных и зарубежных балетных трупп и выступления заезжих балетных звезд на петербургской сцене; существенные события в жизни балетной школы и многое другое. Изложение фактов дополняется красноречивыми историческими свидетельствами. Издание снабжено вступительной статьей и обширным справочным аппаратом.

Абызова Л. Военные хроники ленинградского балета. – СПб.: АРБ им. А.Я. Вагановой, 2015. – 204 с., ил. Тираж 1000 экз.

В книге петербургского балетного критика Л. Абызовой впервые собраны воедино обширные сведения о ленинградском балете в годы Великой Отечественной войны. Наравне со взрослыми все беды военного времени разделили дети — ученики Ленинградского хореографического училища (ныне АРБ). Ценность изданию придают уникальные изобразительные материалы, большинство из которых ранее не публиковалось. Л.И. Абызова – кандидат искусствоведения, доцент АРБ. В списке ее работ монография «Игорь Бельский: Симфония жизни», учебник «История хореографического искусства. Отечественный балет XX – начала XXI века», множество статей в научных сборниках, рецензии в периодической печати, сценарии телефильмов.

Книги М. Ильичевой «Неизвестный Петипа. Истоки творчества» (изд. «Композитор•Санкт-Петербург») и Е. Фетисовой «Екатерина Максимова. Энциклопедия творческой личности» (Челябинск, изд. АвтоГраф) были представлены в № 11 «МО» за 2015 год.