Большой представляет: Экс-ан Прованс в Москве, знаменитые спектакли знаменитого фестиваля

Большой представляет: Экс-ан Прованс в Москве, знаменитые спектакли знаменитого фестиваля
Фото пресс-служба фестиваля Aix en Provence

«Написано на коже» (22 и 23 апреля)

Опера Джорджа Бенджамина создавалась специально для фестиваля в Экс-ан-Провансе и лично по инициативе его художественного руководителя Бернара Фоккруля. Действие отсылает к Провансу рубежа XII-XIII веков — эпохе трубадуров, прекрасных дам и искусных манускриптов, написанных на пергаменте.

Основой сюжета послужила мрачная легенда о «съеденном сердце», рассказанная в разо (разо/ razó – комментарий к произведениям трубадуров) к песням Гильома де Кабестаня, провансальского трубадура. В XIII веке этот средневековый «триллер» был весьма популярным бродячим сюжетом, почему и попал на страницы «Декамерона» Джованни Боккаччо, а в середине XIX-го его воскресил Стендаль, поместив в своем трактате «О любви». Опера Бенджамина, в свою очередь, не пересказ — это несомненно сочинение XXI века, которое ведет непрерывный диалог с историей многовековой давности; с временами, когда не было ни телевидения, ни международных аэропортов, ни электричества (что и подчеркивается в тексте либретто).

napisanonakozhe

Переносят же современного зрителя в ту далекую эпоху ангелы, которыми «населил» свое изысканное либретто Мартин Кримп, драматург и постоянный соавтор композитора. Эти новые – в опере – персонажи, способные благодаря своей природе перемещаться во времени и пространстве, родом скорее из наших дней. В постановке Кэти Митчелл «небесная канцелярия» больше похожа скорее на офис или лабораторию, в которой проводится некий научный эксперимент. Ангелы направляют ход истории и комментируют события, как это происходило бы в древнегреческом театре. Действие развивается по кинематографическому принципу: сценическое пространство составляют несколько комнат, где параллельно разворачиваются разновременные события, – «исторические» (основная сюжетная линия) и те, в которых действуют ангелы, поселенные в стерильные «помещения» в стиле хай-тек.

Общей замедленности действия, его нарочитой отстраненности оказываются подчинены даже главные герои оперы. Это богатый землевладелец, названный Хозяином, его жена Агнесса и художник (в художника превращен трубадур, тот, что стоял у истоков средневекового сюжета). Художнику (его называют просто Юношей) предстоит создать книгу о славных деяниях рода Протектора. Персонажи, общаясь друг с другом, называют себя в третьем лице, как бы абстрагируясь от всего происходящего на сцене:
«Чего ты хочешь?» — говорит Юноша», — поет Юноша,
«Видеть». — говорит женщина», — поет Агнесса.
Ключевая сцена, в которой Агнессе подано блюдо, изготовленное из сердца ее возлюбленного, открывается шокирующе лаконичным и бесстрастным монологом ее мужа: «Женщина и Хозяин — ночь. Комната. Балкон. Длинный белый стол. Что стоит перед ней?».

Подобно треугольнику главных героев, ангелов также трое, с тем отличием, что каждый из них «примеряет» на себя еще одну – «историческую» – роль. Ангел номер один «перевоплощается» в Юношу, другие, соответственно, «изображают» сестру Агнессы Марию и ее мужа Джона. Итак, всего пять персонажей (Митчелл добавила к ним четырех «немых» актеров) и — потрясающей выразительности спектакль.

Что касается оркестра, Джордж Бенджамин создает редкие по красоте и необычные звуковые ландшафты, то застывающие чутким фоном к выразительной линии вокальной просодии, вслушиваясь-высвечивая каждый нюанс вокального тембра и их сочетаний — баритона (Хозяин), сопрано (Агнесса) и контратенора (Юноша); то «взрываясь» и заполняя все пространство чувственным, страстным порывом, проникающим прямо «под кожу». Оркестровая палитра «стильно» сочетает современные инструменты с архаикой: сочным бархатным голосом старинной виолы да гамба, волшебным звучанием стеклянной гармоники, редким набором ударных (коровьи колокольчики, кости, стальные барабаны).

«Написано на коже» — творческий вызов Бенджамина самому себе, его первая полномасштабная опера, длительностью около ста минут, и создавалась она с беспримерной тщательностью. Композитор сделал от шести до тридцати вариантов для каждой из ее пятнадцати сцен, потратив горы бумаги и двадцать шесть месяцев непрерывного труда, проведенные практически в полной изоляции от внешнего мира (!). Опера сразу завоевала сердца зрителей и уже на премьере в Экс-ан-Провансе была названа «событием Экса». На следующий год (2013) высокий статус был закреплен Международной оперной премией /International Opera Awards (номинация «Мировая премьера»).

«Траурная ночь» (25 и 26 апреля)

Спектакль «Trauernacht» — оригинальный театральный проект, выводящий на сцену музыку Иоганна Себастьяна Баха, для сцены изначально не предназначенную. Создатели этого спектакля уже имели подобный опыт: режиссер-постановщик Кэти Митчелл в 2007 г. показала сценическую версию «Страстей по Матфею» на Глайндборском фестивале, а дирижер-постановщик, Рафаэль Пишон, был музыкальным руководителем постановки «Страстей по Иоанну» в Опере Амстердама (2012 г.).

Сделав шаг вперед, они окунулись в мир духовных кантат, полный не меньшего драматического потенциала. Выбор постановщиков пал на лейпцигский период творчества Баха (1723-1750), когда, будучи кантором церкви Святого Фомы, он сочинял Hauptmusik («главную музыку») для каждой воскресной лютеранской службы. Она и составила три кантатных ежегодника — а это более двухсот сочинений.

Для спектакля были выбраны четырнадцать фрагментов. Среди них есть как знакомая каждому (например, Симфония из кантаты 146, которая является обработкой первой части популярного Концерта для клавира с оркестром d-moll, или знаменитая ария из кантаты 82 “Ich habe genug”), так и редко исполняемая музыка. Для спектакля сделан не просто монтаж, он выстроен также по модели кантаты. Отдельные номера складываются в самостоятельный сюжет, между ними устанавливаются новые, иногда удивительно сокровенные связи.

traurnaianoch

Trauernacht — современная духовная драма о жизненном пути и неизбежности конца. На сцене — пять исполнителей, которые ассоциируются с членами одной семьи. Они воплощают разные эмоциональные реакции: терзания и трепет, мучительные сомнения, покорность, и, наконец, умиротворение и приятие. Наиболее театральный момент сосредоточен примерно в середине спектакля — это №5, диалог Страха (альт) и Надежды (тенор).

Особое значение приобретают номера, «обрамляющие» постановку. Музыкальный эпиграф –— сочинение не Иоганна Себастьяна (единственное исключение, допущенное создателями спектакля), а его двоюродного дяди Иоганна Кристофа Баха (1642-1703), также одного из прославленных представителей этой музыкальной семьи. Заключительный номер – по легенде, последнее законченное сочинение И.С. Баха, так называемый «предсмертный хорал» “Von deinen Thron” («Перед твоим Престолом являюсь я»).

По словам Кэти Митчелл, «музыка Баха — совершенно особенное явление в том смысле, что множество неверующих людей находят в ней свое утешение. В некотором роде моя постановка Trauernacht выражает восхищение тем, что эта музыка до сих пор актуальна».

Экскурс в историю фестиваля

Фестиваль в Экс-ан-Провансе ведет историю с 1948 г., а это значит, что вот уже шестьдесят восемь сезонов (!) подряд он призывает под свои знамена опероманов всего мира. Здесь очень интересные спектакли идут на фантастических сценических площадках (театр Архиепископского дворца, театр под открытым небом Же де Пом, внутренний дворик виллы Меннье д’Оппеда и открытый в 2007 г. Большой театр Прованса).

exanprovance_fest

Начинавшийся как моцартовский, сегодня фестиваль не знает и не ищет стилистических границ. В его репертуар «попадают» как признанные шедевры, так и оперные новинки, из эпохи барокко и театра XX, а теперь уже и XXI века. Сегодняшний Экс предлагает программы большого разнообразия: помимо оперы, здесь проводятся симфонические и камерные концерты, образовательные программы и мастер-классы.

В последнее время фестиваль расширяется территориально, достигая масштабов грандиозного оперного предприятия, которое включает цеха по производству декораций и костюмов, а также репетиционные площадки, полностью повторяющие размеры «исторических», в соседнем Венелле. Он может позволить себе такие амбициозные проекты, как постановка тетралогии Вагнера «Кольцо нибелунга» (дирижер-постановщик Саймон Рэттл), или создание Средиземноморского молодежного оркестра, составляемого из участников Европейской академии музыки (организована в 1998 г.). Растет и зрительская аудитория, которая в 2016 г. составила около 75 тысяч человек. А в 2014-м оперный фестиваль в Экс-ан-Провансе был признан лучшим оперным фестивалем года и удостоен лондонской Международной оперной премии (International Opera Awards).

Сегодняшний Экс-ан-Прованс — это триумф современного театра, а его художественный руководитель Бернар Фоккруль, что возглавляет фестиваль с 2007 г., привлекает для участия в нем лучших постановщиков и высококлассных исполнителей. Специально для Экса создаются новые оперы, среди которых «Балкон» Петера Этвёша, «Хандзо» Тосио Хосакавы и многие другие. В Эксе в разное время работали режиссеры Питер Селларс, Питер Брук. С 2012 г. здесь ежегодно ставит спектакли «гран дама» европейского театра Кэти Митчелл.

Источник публикации ГАБТ